Из книжного собрания
Александра Лугачева


Главная Каталог книг Древние книги История древних книг История русских книг Старинные книги Антикварные книги Архив сделок Купим Доставка     
Путь:
Корзина 0 товаров
На сумму 0 руб.
Поиск в каталоге:
ищем:
в разделе:
автор:
стоимость: от до руб.
год: от до г.
язык:
   

Дневниковые записи Игнатия Стеллецкого о раскопках в подземельях Кремля


13 ноября 1933 г. СИНЯЯ ПТИЦА. Да. Синюю птицу ухватил за хвост! Хотя бы не вырвалась! В 10 часов 13-го уже сидел в заповедном Кремле, в комендатуре, ожидая Петерсона, который задерживался. Скоро пришел и вежливо поздоровался - высокий, представительный, в шинеле и фуражке. Быстро позвал в кабинет.

ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ

- Я хотел побеседовать с Вами по поводу подземных ходов. К тому же Вы и Сталину писали. Интересуется ими и товарищ Енукидзе. Как-нибудь сойдемся, поговорим. Я интересуюсь ими, правда, больше с практической стороны, чем с научной. Я с 1920 года комендант Кремля и постоянно слышу о них. Я обращался за справками к многим ученым. Все говорят, что могли быть, но в течение веков вся почва перерыта и они уничтожены, пройти по ним нельзя. Вы часто писали, я следил, проверял на деле. Иногда статьи и лекции запрещал. Потому, понимаете, комендант обязан охранять Кремль. Кто-нибудь подберется, взорвет... Мы произвели в Кремле раскопки. Строили школу, и от Спасской башни почти до Никольской я велел прокопать грунт на 11 метров, думал перерезать ход и - ничего не нашел. Потом у меня возник большой проект. Но осуществить его мне не дали, попросту не разрешили. Я хотел провести глубокую траншею от Водовзводной башни до Свибловой, чтобы перерезать ход, мне не разрешили.

"И умно сделали!" - подумалось.

- Теперь... Вы писали, я решил посоветоваться с Вами. Я просил бы Вас изложить письменно и подробно, где, вы предполагаете, она (библиотека) находится.

28 ноября 1933 г. "МЕЧТАТЕЛЬ", - говорила когда-то Уварова П.С. публично на занятиях "Старой Москвы" по поводу розысков библиотеки Грозного. А сегодня? Мечта в кулаке.

Аванс. Долгая беседа с Палибиным В.Е. и Суховым Д.П. Оба далеки от подземного Кремля вообще, …"один (Палибин) искренне интересуется и охотно идет этим путем, ну, а Сухов - чувствуется уже холодок и скрытая оппозиция, что дало Палибину повод шутя обозвать его "дьяком", припоминая тех дьяков, которые в решительный момент "подставили ножку" Конону Осипову.

14 ноября 1933 года в Кремле имело место явление большого "подземного" значения. Красноармейцы на физкультуре в Здании Правительства во дворе, где клумбы. Один прыгнул и сразу же провалился, едва-едва вылез, и под ним в квадратный метр, на глубину до 6 метров провал. Колодец? Ни в коем случае! Петерсон приказал лить туда воду большой шлангой, будто из бочки. Лили с полчаса и будто в пропасть... Потом засыпали песком. Прикажу очистить и впустить трубы.

1 декабря - к большой исторической работе. План - зафиксировать, во-первых, топографию подземного Кремля in situ. Мечтатель! Мечта, осуществляющаяся после 25 лет ожидания.

Синяя птица поймана... за крылья...

1 декабря 1933. ВЗДОХ ИСТОРИИ. Сегодня знаменательная дата. Сегодня первый шаг большого дела. Сегодня начинается, впервые в веках, розыск научным способом библиотеки в недрах Кремля. До этого времени последние раскапывались только два раза: Кононом Осиповым в первой половине ХVIII века и Щербатовым Н.С. в 1894 году. Но они искали не то: они искали "сундуки до стропу", а библиотека под землей была им не в....

Уже 460 лет как библиотека Грозного спрятана под землей, считая со времени Софьи Палеолог. И за это долгое время почти в полтысячелетия настоящие, серьезные, способом технических и интеллектуальных сил могущественной державы поиски этого удивительного человеческого сокровища начинаются впервые сегодня!

А удастся ли довести дело до желанного конца? Не съедят ли меня заранее "дьяки"? Не ждет ли меня судьба Ивана Федорова и Конона Осипова? Однако, как ни был расположен Грозный Иван к скромному Ивану-печатнику, но и он не смог уберечь его от злой силы дьяков. Все же, думаю, что Петр I смог бы защитить Конона от дьяков, если бы рано не умер. А может ли Сталин защитить меня от того злого гнезда дьяков, которое называется по-современному МО и без "мо" - ГАИМК?..

Если сможет - открою!

Уверен в этом так же, как в том, что живу. Открою, только вы, дьяки-ученые, не бросайтесь гнилой колодой мне под ноги на моем тернистом научном пути к мечте целого человечества.

16 декабря 1933 г. РАСКОПКИ ПОД АРСЕНАЛОМ. Колодец в 5 метров глубиной. Опускается Базукин, лом без труда уходит целиком, но насыпанная земля уже холоднее и тверже, хотя еще сырая и черная, как уголь. Буду бить до дна. Если дно каменное - историческое открытие.

19 декабря 1933 г. В ПОДЗЕМЕЛЬЯХ АРСЕНАЛА. Производил осмотр вместе с моим десятником Базукиным и заведующим подземельем Суриковым.

Для меня ясно, что это тот самый "ров", о котором упоминал Конон Осипов. Теперь там "тир". Глубина подземелий - 6 метров! Два громадных тоннеля и более узкий между ними. В конце, то есть вблизи от Арсенальной (Собакиной) башни, целый ряд загадок: замурованная дверь, шесть люков, заложенные гнилыми от времени досками, пятна в стенах и страшный гул в некоторых местах. Завтра беру каменщиков и землекопов - пробивать дверь и рыть яму колодцем.

27 декабря 1933 г. В ТАЙНИКАХ АРСЕНАЛЬНОЙ. Поиски доступа в башню. Через Троицкую по стене, не подходит ключ, не отпирается замок. Спуск на дно. Архив вывезен года два тому назад (куда, приставленный военный Попов не знает).

Дно - гора земли и мусора, среди которого колодец с водой. Сруб совершенно сгнивший. Сгнившее бревно сползло в воду, только верхушку видно.

Примечательны три входа. Один - сверху, очевидно от Троицкой башни. Это древний ход в подвал башни. Ныне заложен свежим кирпичом. Другой - к Никольской башне, сравнительно узкий. Заложен совершенно кирпичом. И наконец, третий - знаменитый, осиповский. Загроможден мусором с досками, на дне - вода (на одном уровне с колодцем). Закладка - белокаменная, изуродованная, с торчащим, забытым шламбуром. Осиповский ли это ход? По Осипову, архитектор продолбил арсенальный столб и уперся в грунт. Здесь белокаменная закладка (столб?) не пробита насквозь. Если это столб, свод должен быть проломлен, а здесь кирпичный свод уходит вглубь за тесаными глыбами белого камня. По бокам точно такие же кирпичные стены уходят за белокаменную замуровку. Не знаю, почему тут мудрил пономарь Конон Осипов, строя крепления? Продвигаться вперед, и вся недолга, что бы там ни было: будет ли это белокаменная замуровка или осиповская земля, насыпанная "накрепко".

Большую загадку представляет ход выше, из которого в пяте сферического свода башни пробита брешь и опущена деревянная лестница. В противоположную от лестницы сторону круто сползаешь по осыпи к замуровке (сравнительно старой), издающей под молотком гул. Мусором тут присыпана деревянная рама, из-за которой, судя по свече, значительная тяга.

Словом, все здесь сложнее, чем я думал, и бесконечно интереснее, загадочнее. Здесь хоть купайся в тайнах. Мне здесь будет громадная пожива, если не подставят преждевременно "ножку" могаимковские дьяки.

Получил пропуск в Кремль и за полмесяца. Закладываю колодец, где роют подвал для пристройки, не очень далеко от Успенского собора. Будет вестись наблюдение, пока роется подвал, а потом - колодцем - до грунта.

29 декабря 1933 г. ПЕРВЫЕ РАСКОПКИ. Начал раскопки в подземельях Арсенала, в узеньком коридоре между двумя стенами осиповских "рвов". Мотивы:

1. Выяснить глубину залегания фундаментов, так как это историческая тайна. Не так давно вырыли колодец в 9 метров, чтобы узнать глубину залегания фундаментов, но конца не достигли.

2. Выяснить местонахождение боковых стен макарьевского хода, перерезанного стенами (или, может быть, действительно "столбами") Арсенала? Если траншея их не затронет, пройти на глубине подземными ходами в обе стороны. Сделаны первые находки: два обломка, очень тронутые ржавчиной, железной трубки, типа водопроводной, но забитой трухлявым деревом; большая, в 1,5 пробка, обложенная жестью, которой затыкали дула пушек; дно флакончика; кости и т.п.

"Не в свои сани не садись..." - так приходится сказать о фотографе Петрове, которого дал комендант (другого, мол, нельзя). Снимая подземелье Арсенальной башни, все время ворчал, жалуясь на такую работу; ему, видите ли, сказали, что снять башню, а если бы знал, что лезть в пекло, он бы не пошел.

Сделал шесть снимков ходов: макарьевского, под Никольскую башню, угол колодца, искусственное отверстие в скреплении с приставленной лестницей и крутой спуск от отверстия в противоположную сторону, наполовину засыпанную пылью, но куда сунуться фотограф решительно отказался. Я туда залез со свечкой, а Петров, стоя сверху с магнием - на ура: выйдет ли, нет ли? Теслов по поводу этого: "Мы его усмирим". Я предложил дать мне аппарат, и я сам буду снимать все, что потребуется в решительный момент.

31 декабря 1933 г. НОВЫЙ ГОД. Итак, что год грядущий мне готовит? На щите или со щитом? Если минует чаша с дьяками, конечно, со щитом. Не сомневаюсь в этом ни минуты.

1 января 1934 г. "ЗОЛОТОИСКАТЕЛЬ". Осматривали с Палибиным В.Е. котлован метрах в 30-40 от Успенского собора, где я велел углубить колодец. Три-четыре метра - строительный щебень со сгнившими сваями в нем. Под ним - темный слой рушеной земли. Сбоку - белокаменная стена, не камеры ли, каких немало было находимо в Кремле? На днях выясню. В беседе Палибин, между прочим, с усмешкой сообщил, что меня называют "золотоискателем"!

Имел интервью с Зиновьевым, которому в 1928-1929 гг. поручено было с политической целью исследовать подземный Кремль. Результаты: в Арсенальной башне вычистил колодец (рабочих спускал на канате), в осиповском ходу загнал в белую замуровку шламбур на 0,5 метра, да так и не вытянул. В Троицкой башне устроил под склад две палаты, которые раскапывал Щербатов. В нижней залил дно цементом, не зная, что оттуда есть люк в еще более низкую. В Тайницкой башне засыпал большой научной ценности колодец, который я должен очистить. Искал глубину фундамента Арсенала во дворе. Довел до 9 метров, наткнулся на камень и бросил.

- А почему не проделали этого из подвала Арсенала?

- Не пришло в голову.

Зато мне пришло, и там сейчас копают две ямки, в которых гудит, даже рабочие боятся провалиться...

Хорошие идеи приходят в голову как только проснешься. Так и сегодня. Об этом от имени Кремля пишу Роттерту: "Управление комендатуры Московского Кремля просит Вас предоставить временно в его распоряжение одного опытного забойщика с машинизированной техникой". Мысль - поставить его в подземелье Арсенальной башни, замурованной белым камнем больше, чем на 4 метра. Есть признаки, что это не столб Арсенала, испортивший ход, как думал Конон Осипов, а просто крепкая замуровка хода. Цель? Пока загадка.

2 января 1934 г. В РАЗГАРЕ. Сроду, вероятно, от времен Солари, Арсенальная башня не видела в своих недрах такого множества людей, такого шума, такого яркого света, как сегодня. Каменщик бьет белую замуровку, чернорабочие - замуровки кирпичные, плотники строят желоб, чтоб спускать с таинственно-круто-наклонного хода в подземелье с колодцем.

В замурованном ходе до, как я думаю, Никольской башни снят верх и обозначилась меньшая арка с пазами для засовов. Интересно в главном ходе, как я называю тот, что с белокаменной замуровкой. Выясняется, что это не только не столб Арсенала, а самая обыкновенная замуровка, а еще, что замуровано не отсюда, а с той, тайной и неизвестной стороны.

3 января 1934 г. ВСЕ! Все, даже жизнь готов я положить на пути к великой цели, который раскрылся неожиданно предо мной. И я ее достигну: это так же ясно, как то, что я пишу эти строки. Но... если не помешают дьяки-ученые, страшные призраки, сорвавшие дело в веках, которые заставили бежать без оглядки Ивана Федорова и довели до кнутов великого энтузиаста Конона Осипова.

В нижнем этаже Арсенальной башни мною нащупаны четыре замуровки. Одна из них, как можно думать, ведет к Никольской башне. Остальные абсолютно загадочны.

Вот, если подходить строго научным путем к делу, непременно нужно все и все размуровать. Когда это строилось, то это имело прямой смысл: потом оказалось лишним или нежелательным и его замуровали. Если замуровали простое окно, будем по крайней мере знать, что окно. А если там таинственные ступени или какая-нибудь другая тайная чертовщина? Ведь дело имею со средневековьем, в котором тайн было хоть отбавляй! И кто гарантирует, что не закрыл все эти отверстия, 70 лет спустя после постройки, сам Иван Грозный, чтобы скрыть какой бы то ни было доступ в подземелья Кремля, в которых замуровано было им его наибольшее в свете сокровище - библиотека?

9 января 1934 г. ФОТО. Аппарат остро необходим при исследованиях в Кремле! Петров как снял, ругаясь, в начале работ, да только его и слышали. Между тем фото - это главное оружие в борьбе с "дьяками". Поэтому, бросив все, купил аппарат на Арбатском рынке. Все же я не уверен, что все будет хорошо в приобретенном инструменте.

10 января 1934 г. АРКА. В 4-этажном здании, что возле Успенского собора, в подвале строится музей. Под полом, в полстены, на глубине 3 метров от этажа, я нащупал арку, закрытую в один кирпич, шириной до 3 метров. За кирпичом арка заложена немного дальше тоже кирпичом. Оставлена с правой стороны отдушина, оттуда сыплется мусор.

Конон Осипов ничего не понял, что касается "тайника", на который напоролись, копая "ров", а ныне "тир" Арсенала. Потому, конечно, что производил археологические исследования не так, как сам хотел, а как дьяк-архитектор велел. Оказывается, что не столб Арсенала загородил ход, как думал Осипов, а он был нарочно, до дна забран белокаменными... на извести, после того, как на него наткнулись и проломали. Заполнив середину камнем, сверху засыпали землей. Это видно из того, что сейчас, когда камни уже выбраны на 1,5 метра, справа, в пяте скрепления, показалась между белой замуровкой и кирпичной стеной черная, со строительным мусором, земля, сыпавшаяся сверху. Думаю, что так и обнаружится сегодня, когда выберут камни еще на метр вперед.

Другое открытие - это ход заворачивает на соединение со ступенями, которые ведут из подземелья к первому ярусу. Теперь главное - имеет ли этот замурованный тайник ответвления под Кремль; если нет, то сенсационные рассказы дьяка Макарьева будут не чем иным, как пустой болтовней, на которую попались три правительства: Петра I, Анны Иоанновны и советское. Едва ли это так. Вот скоро увидим.

11 января 1934 г. ПЕРВОЕ ДОСТИЖЕНИЕ. Важное достижение: соединен нижний этаж Арсенальной башни с ее подземельем старинным проходом! Это дает возможность, кажется, ударить белокаменную закладку сзади. Есть признаки, что с противоположной (от прохода на ступени) стороны замуровки прячется "брешь" в тайник, о чем упоминал Конон Осипов. Любопытно, что у последнего щабли ступеней в стене найден железный крюк от дверей, запиравших нижний этаж башни от подземелья, Теперь остается открыть выход из подземелья на свет божий, кажется, выход выведет в Александровский сад, и выйти под землей ходом Макарьева в Кремль. По Петерсону, колодец будет взят в бетон, чтобы вода не протекала в Ар-сенал.

17 января 1934 г. ТАЙНЫ АРСЕНАЛЬНОЙ БАШНИ. Сейчас, так сказать, имею права больше, чем когда-нибудь. Вот факты. На нижнем этаже - две размуровки, далее: одно замурованное окно, а другое - глухая ниша (первый случай). Крепкая закладка на цементе на юго-восток дала уже наполциркульное скрепление пещеры. Со двора слышно, где стучит каменщик, а не видно ни одной замуровки: такое впечатление, что пещера ведет в недра кремлевской стены.

Подземелье. Тут загадок на каждом шагу! Спускаемся по кирпичным ступеням, приводящим на плоскость в квадратный метр. Кругом были стены. Дно - щебенка, Сейчас стена слева разломана, можно пролезть в соседний, в 9 метров шириной, тайник, который был заложен белокаменными столбами (брилями), которые уже выбраны на 2-3 метра, Выходит, что тут имеем два отдельных, самостоятельных тайника.

Выход к Александровскому саду не был выходом, а был в стене трубой, на 4-5 метрах в высоту, где оканчивается полукруглым окном в той же самой грани. Труба замурована откуда-то сверху: замуровка крепкая, на цементе. Кирпичный пол имеет обрез вглубь, в яму, забитую мусором, стены ямы были обложены кирпичом. Полная загадка! Одно ясно: тут выхода наружу не было, я его сделаю впервые, навешу дверь, поставлю сторожа, сделаю забор, и будет это вход и выход из подземного Кремля и в подземный Кремль, который должен быть реставрирован впервые за 450 лет.

21 января 1934 г. ЕЩЕ ТАЙНЫ АРСЕНАЛЬНОЙ БАШНИ, ИЛИ РАЗРУШЕННАЯ ЛЕГЕНДА. До революции была уверенность, что замуровка слева, если стоять против ступеней в стене, замыкает ход к Никольской башне. Сегодня выяснилось, что нет: замуровка пробита насквозь (вынут один кирпич). Оказалось - загадка! Это не окно, так как замуровка в рост. Я пробил верхнюю половину, и что же? В округ никаких признаков какого-либо отверстия! Признаком, где загадочная замуровка, вне - белый кирпич, которым я велел забить отверстие. С "кремлевского проезда" этот белый глаз ясно виден.

В главном тайнике нащупан порог из кирпича (в ширину два плоских кирпича). Ступени вычищены до низа, внизу щабли лучше сохранились.

В "бане" (в подвале Патриарших палат) прорыто до грунта, находящегося (песок светловатый) на глубине 4 метров. В подвале Арсенала докопались до грунта в обоих колодцах: 7 метров от дна подвала и 12 метров от поверхности.

27 января 1934 г. Он (Сталин) проявил большое мужество и великодушие и доказал лишний раз, что он действительно человек необыкновенный, не напрасно получающий те овации, которые ему и, до известной степени, искренне, расточает ХVII съезд. Когда Октавиан Август вместо того, чтоб казнить Ирода Великого, оказал ему полное доверие, то этим он привлек Ирода к себе навеки, превратив его в наивернейшего друга. И за высокое научное и всякое доверие современного Октавия я чувствую себя в положении Ирода, охваченного чувствами приязни и преданности самыми искренними.

29 января 1934 г. ЗАВЕТНАЯ СТЕНА. Стена, о которой я мечтал 25 лет, найдена! Открытие исторического значения. Всегда я был убежден, что из Арсенальной башни есть белокаменный ход под Кремль. И вот сегодня, 29.1.1934, именно в день моих именин, на конце шестого метра белокаменной замуровки показалась, наконец, справа белокаменная стена из тесаного камня с полом из кирпича. Какое другое может быть происхождение этой таинственной стены, как не это самое? Уверен, что я на пороге большого открытия.

1 февраля 1934 г. НА ВЕРНОМ ПУТИ. В Арсенальной башне по Конону, как по нотам: на тайник нашли и тайник проломали, а проломавши, засыпали "землею накрепко". Исторический корректив: не "землею" накрепко засыпали, а кусками известняка и дикуна на извести заложили. Вот, действительно, "накрепко"! Несмотря на это, пробито уже около 5 метров. Выяснилось, что пробита не только кирпичная стена в 1 метр шириной, а и белокаменная стена, которая за нею и дальше. Последняя пробита на полметра от края кирпичной стены. Линия излома только-только начала проявляться.

7 февраля 1934 г. Средняя Арсенальная башня имеет доступ в два этажа, в средний и нижний. Средний имеет две двери, на восток и на север, обе замурованы, Над дверями восточными в своде - люк, пронизывающий два недоступных сейчас этажа. Через нижний идет переход на стену к Собакиной (Арсенальной тож) башне. Вот в этом переходе, справа, я заприметил арку, замурованную, которую велел размуровать. Замурована она, как выяснилось, в два кирпича. За замуровкой мусор, за которым видна другая, деформированная арка. Продравшись туда со свечкой, ясно увидел свод, спускающийся вглубь направо и поднимающийся вверх налево, где на 3 метра видна позднейшая замуровка, отставшая от стены, Думаю, что это ход в то подземелье под Арсеналом на 12 столбах, которое я давно ищу.

10 февраля 1934 г. ЗАГАДКИ. Только так и могу назвать те явления, которые открываются одно за другим в подземном Кремле.

Вот Арсенальная (Собакина) башня. Выбраны белокаменные забутовки уже на 6,5 метрах. Из них - 5 метров до пролома в белокаменной стене. Неужели ход дьяка Макарьева? Похоже, что так. Идя вдоль пролома, встречаю возвышение из земли с примесью глины, известняка и т, д., и все это крепко утрамбовано. Так подтверждается лишний раз свидетельство архивного документа: "а проломавши тайник, забили землею накрепко".

А вот Арсенальная Средняя. Вдоль восточной стены, с севера на юг шел полуциркульный коридор сверху куда-то вниз, на юг. Совершенная загадка! Когда строился Арсенал, этот коридор бьи сбит, а сделан рядом другой, немного ниже, и кончается он отвесной стеной рядом с южным краем арки свода. Противоположная стена замурована кирпичом, а далее видим следы разрушения ступеней из тесаного камня, столбы из такого же камня выпячиваются из пола, Что это и для чего это выяснится, вероятно, завтра,

11 февраля 1934 г. ТРУБА. В проектном бюро пересмотрел все планы Арсенала и стен Кремля: нет и намека на что-нибудь из того, что я нашел. Не упомянуто ничего из того, что открывается за Средней Арсенальной башней возле Кремля. А тут белокаменные ступени (почему-то побиты на куски), прогибающиеся под ногами, а в щелях между ними камешки гремят куда то вглубь, ведут (семь) вверх, где ход замурован кирпичом с отставшим от старой стены башни разрушенным сводом. Вниз ступени приводят сегодня к мусору, из которого слева выглядывает арка, а под нею - черная пустота. Расширил отдушину, осветил середину лампой. Там пошла к Кремлю труба, диаметром где-то с полметра, пустая, только несколько штук кирпича. Что за трубой - загадка!

13 февраля 1934 г. GAUDEAMUS IGITUR ... В душе звенит Gaudeamus! Ведь открытие! Стопроцентный "секрет Стеллецкого"! Синяя птица, кажется, вся в руках. Но к делу. Открытие в подземном Кремле. В тайнике древнекаменная стена, идущая на юго-запад, прогнана на 3 метра. Далее пошли… кирпичи. Да как!

17 февраля 1934 г. ЗАБОР. Часов в 10 утра Тюряков показывал Петерсону мои подземные работы. Пробыл там Петерсон, по словам рабочих, минут семь и все посматривал на потолок, жалуясь, что мало распорок и рвутся у нас шинели. Вечером, на открытии клуба в Арсенале, встретил Тюрякова: "Вы знаете, мы были сегодня утром с Петерсоном в башне. Я ему рассказал все, что говорили Вы. Он пошел к Енукидзе. 20-го будет у меня совещание, приходите. Будет Роттерт, обсудим все. Поставим забор. Только не разбрасывайтесь".

Забор - это прорыв подземного Кремля, в который потечет весь его гной, все лишнее и останется реставрированный впервые за 400 лет подземный Кремль во всем своем величии и тайной красе.

21 февраля 1934 г. КАК МЕТРО. В 11 часов утра в Арсенал явился молодой представитель Моссовета в военной форме вместе с комендантом здания Арсенала Алешкиным и моим новым десятником. Я показал место в Александровском саду для забора. Отметили под прямым углом 14 на 15 метров и решили поставить забор в унисон с метростроевским, тут же в Александровском саду, близ Троицких ворот. Алешкин сообщил, что заболевший Тюряков Ф.И., получивший вчера "Красную Звезду", и Петерсон - орден Ленина, нажимают, чтобы скорее ставили забор. Это значит, что верхи чрезвычайно заинтересованы в темпах исследования тайн подземного Кремля.

Сегодня начал расчистку арки после того, как сделал фото с магнием. Выбран слой песка в центре земляной стенки. Верхняя часть рухнула, образовав косые слои земли и песка. Работает пять человек в перекидку. Ремонтируется арка входа с лестницы, сооружается деревянная дверь на лестницу в нижний этаж башни, которая будет изолирована вместе с Троицкой от рабочих тревог: все будет вестись через открытый мною проход в Александровский сад, что чрезвычайно для Кремля удобно.

Под Арсеналом, где "Гранд-отель", роется громадный котлован под ледник - целое археологическое Эльдорадо. Уже выкопано до 5 метров. В северо-восточном углу отчетливо видны на 5-метровой глубине все наслоения веков, перерезанные кирпичной стеной Арсенала; на глубине метра - булыжная мостовая; на глубине 5 метров - мощный черный слой от пожарища, где найден целый ворох сгоревших хлебных злаков (рожь, ячмень, пшеница), уголь, обожженные кости людей и животных и целых четыре обугленных человеческих черепа. Череп коровы - нормальный. Подле этого места вылезает кирпичная стена, а из противоположной стороны котлована вырисовывается каменный полукруг церковной апсиды, По-видимому, это руины и пожарище времен Ивана Грозного. Здесь опущусь до материка. Сделаю фото пожарища с выдержкой в 15 минут.

23 февраля 1934 г. ОБВАЛ, ИЛИ СМЕРТЬ ЗАМАХНУЛАСЬ, НО ПРОМАХНУЛАСЬ. По краю исполинской арки, забитой землей, я вырыл проход между землей и песком (палата была забита землей, закрыта досками, засыпана извне белым песком и по нему заложена белым камнем на извести, шириной около 0,7 метра). В пять часов отпустил рабочих и начал раскапывать один пустоту (вроде ниши, забитой песком). Потом перешел на противоположную сторону - раскапывать под входом. Вдруг, возле локтя, выпал комок.

"Неужели, - думаю, - обвал?" Едва успел подумать, как рядом со мной грохнуло земли с полпалаты, несколько кубометров!

Какое счастье, что ушли рабочие! А меня судьба бережет... Вероятно, не все сделал, чего она ждет. Во всяком случае, это суровое предупреждение, следует быть очень осторожным... Неразумно погибнуть на последнем пути к мечте человечества благодаря собственному ротозейству, когда в руки даны все способы...

27 февраля 1934 г. "Открыто обширное, 6 метров в диаметре, сводчатое помещение, туго забитое землей, забранное досками и засыпанное песком" - так начинается докладная записка, поданная сегодня Петерсону с требованием с 1 марта учредить работу в две смены под моим непосредственным руководством. Этими днями раскопан подземный ход в Арсенальную башню со стороны Александровского сада, а забор уже строится - выведена стена и строятся широкие ворота для грузовиков, Забор развязывает руки: башня и ход заложены до nec plus ultra, даже на сегодня сокращаю рабочих.

Лично начал раскопку продолжения хода за кирпичным сводом. Обнаруживается любопытное: массив из белокаменных столбов положен по дну хода и неизвестно в какую высоту, в направлении с северо-запада на северо-восток, протяжением 9 метров, к углу белокаменной стены и дальше, неизвестно на какое расстояние. Начиная от этой стены до закладки, присыпан на 1 метр слой глины и слой песка, уже в направлении юго-запада, то есть мимо арки. На эту подсыпку наворочено снова белокаменных столбов на извести на протяжении метров трех, дальше еще подсыпом, уступ наверх на полметра, протяжением метров на 2,5 и снова возвышение на 0,5 метра. Вот здесь именно и любопытное явление, что я раскопал, вытаскивая на себя песок: каменный потолок снова повышается, однако уже аккуратно, переходя за 0,5 метра в ровный плоский белокаменный потолок со стороны арки, базирующейся на выступе белокаменной стены, идущей куда-то вперед. В песке возле стены встретился довольно большой кусок перегоревшего в уголь дерева, черный черепок от горшка с линейным орнаментом по краям, кости зверя.

Что это за ровный потолок? Думаю, что до этого места был разрушен тайник, о чем свидетельствует Конон Осипов, а отсюда и далее он остался целым и только засыпан песком на какое-то, вероятно, небольшое расстояние.

Очень интересно... Пока обедали рабочие, навернул за час целую гору песку, даже удивились. Ой, когда бы так оперировали рабочие, которых у меня до 12 человек, давно б уже был далеко под Кремлем. А то работают, как мокрое горит, одного десятник захватил даже спящим. Не выгодно, говорят, как ни работай, выше обязательного минимума не получишь. На время расчистки подземелий думаю перейти на сдельщину.

Получил сапоги, рукавицы и комбинезон. Сегодня работаю лопатой весь день: все по боку. Потерял продуктовые карточки, все равно.

Предки, люди времен Петра I, думали, что они так хитро замуровали тайник, на который напоролись при постройке Арсенала, что никакой археолог никогда не разгадает их секрет! Пустое! Их хитрости передо мной как на ладони...

Сегодня уже нащупал шов, каким связана белокаменная закладка 230 лет тому назад с белокаменным ровным потолком итальянского хода 430-летней давности, забитого до конца речным песком. Сделаны распорки и завтра буду выбирать песок и искать противоположную стену. Если найду - библиотека Грозного ("Ивана Губителя", по выражению Забелина) найдена!

3 марта 1934 г. Историческая телеграмма, или, "решение тускнеет под сенью размышлений",- как сказал Шекспир. Сегодня важное открытие в Арсенальной башне, где я работаю забойщиком. Выгребая уйму песка и очистив хорошо потолок, я заметил явление, которого никогда не видел: потолок из тесаного камня (белого), но плоский!.. Как это держится - не понимаю. Особенно принимая во внимание, что восточная сторона, до которой я докопался, оказывается без стены и забитая песком, а далее землей и (ведущая, я уверен, в подвал Арсенала, тем лишний раз доказывает историческую правдивость Конона Осипова) просто висит в воздухе. Дал распоряжение завтра же подвести тут прочные крепления.

Теперь картина ясна. И как ров вели, и как тайник нашли, проломавши, забили землею накрепко. Не только землей, а и массой песка и камнем, широчайшими уступами, все выше и выше, пока не добрались до потолка старинного хода, к которому прижали каменную закладку, грубую и неуклюжую, в сравнении с ровным, будто под шнурочек, итальянским потолком свода.

Дальше надо пробиться в Арсенал и проходить под Кремль, выгребая тонны песка. Это не так будет тяжело, принимая во внимание, что от коменданта сегодня получено разрешение на две смены и что завтра навешивают ворота из Арсенальной башни к Александровскому саду.

Сделав подсчет, оценку первых фактов, я решил уведомить о достижениях Сталина, по личной инициативе которого проводится это большое, исторического значения, дело. А чтобы решение не потускнело под гамлетовским размышлением - на другой день я решил немедленно послать телеграмму: "Поздравляю двести лет запакованным тайником Аристотеля Фиораванти. Поиски на верном пути. Блестящие условия научной работы гарантируют достижение исторической цели. И. Стеллецкий". Стоит 2 рубля 24 копейки. Сейчас он уже ее получил. И в этот момент только два лица знают об этом - я и Сталин…

9 марта 1934 г. СЕЗАМ, ОТВОРИСЬ! Исторический день: впервые за долгий срок открылись двери Арсенальной башни в Александровский сад и рабочие гонят из нее мусор в перекидку, потому что устье входа довольно узкое и для носилок и для тачки. Красивый забор, копия забора здешней шахты. За забором дежурный. Именно так я себе представлял.

- Скоро будем (показал знаками) листать? - спросил Виноградов Н.Д., встретившийся в Александровском саду.

- Закупорили сильнее, чем я предполагал, но при нынешних темпах...

А темпы - две смены, обе под моим руководством и почти ежедневно фото.

12 марта 1934 г. АРХИТЕКТУРНЫЕ ФОКУСЫ. Несмотря на выходной, сегодня проводится очистка башни до обеда. Вчера вечером, отпустив рабочих, долго копался в песке один, добиваясь выяснения архитектурных загадок. Осматривая в Сирии и Палестине римские и средневековые своды в замках и театрах (конечно, в руинах), я ни разу не заметил плоского каменного потолка.

Сухов говорит, что такие явления встречаются в римское время в Сирии. Прокопал снова в сторону, на восток. На потолке, к которому крепко прилип песок, падающий тугими кусками, показались выступы вверх, под прямым углом, сначала на 7-8 сантиметров вверх, потом сантиметров 30 и снова сантиметров 8-10. Интереснее всего, что потолок кончается на восток точно так же, как и прежде, - пролетом, туго забитым песком. Остается выяснить, так же ли и здесь стена вверху обшита досками.

Не понятно, как и на чем держится эта тяжелая масса камней, принимая во внимание, что к стене западный потолок только приложен: между ним и стеной встречаются прослойки... земли с мелкими кусками кирпича. Закладываю крепления и - вперед... А позади мусор земли, песка и камней - сотни тонн. Суриков предпринял шаги для организации работ по вычистке аккордно, с разрешения Тюрякова, которое я ему обещаю.

14 марта 1934 г. ЛЮК. На вторую смену рабочие не вышли. Да и хорошо. Продолжал один свою щель в песке в длину потолка и свода справа. Не скоро сюда дойдет очередь вычищать песок. Прокопал метра 3-4, и вдруг до того рва потолок дал неожиданно выступ: висит большой камень!

Что же оказалось? В потолке пробит люк и заложен неровно мелким камнем и щебнем на извести. Что за люк? О, этот люк ключ к разгадке этого сооружения и очевидное доказательство правдивости свидетельства Конона Осипова. Именно здесь "нашли" тайник, "проломали" (сделали этот люк)... и забили "землею накрепко", то есть спустили сквозь него все камни (которые я выломал), землю под сводом и песок. А чтобы скорее и лучше было забивать землю и песок, выломали всю внешнюю сторону тайника метров на 16.

Прокопал под люком с полметра - не упадет ли? Нет, держится будто крепко. Думаю проскочить под ним и двинуться дальше, к пустоте хода, которая уже близко. Только никому об этом, кроме Енукидзе, выразившего через Петерсона желание видеть все собственными глазами, особенно же колодец, вероятно, после протокола комиссии, где я показывал, что единственная причина "трещин" Арсенала - колодец...

Поэтому принялись разгружать башню от камней и мусора.

16 марта 1934 г. "НЕОЛИТИЧЕСКОЙ ПЕЩЕРОЙ..." В тайнике - тупик, закупорился. Только и скважина, что открытый мною ход на Неглинку. Пока идет чистка, мне делать нечего. Но начинать другую башню не хочется, и здесь ожидает много работы. А пока я иду вперед в песке неолитической пещерой, между каменной и песчаной стенами с плоским белокаменным потолком. Прошел уже (когда уходят вечером рабочие) метров 5 - оказалось интереснейшее открытие: люк - 1 на 0,5 метра! В него вломились, осмотрелись и решили тайник навеки заложить камнем, забить землей и засыпать песком, для чего, для большего удобства, выломали заднюю стенку на протяжении... неизвестно каком, но уже установлено 18 метров.

В Средней Арсенальной также интересно: пробита стена (метровая) в рост. Там - налево - грубой кладки стена, а кругом - черная, слежавшаяся земля, которую сегодня начали вычищать.

19 марта 1934 г. АРХИТЕКТОР В КАЛОШУ... Осматривали тайник Тюряков, Сухов, Суриков и я. Мутит Суриков. Ему кажется, что потолок тайника - фундамент Арсенала, а песок не тронут человеческой рукой, на нем-то и покоится фундамент. Сухов соглашается с Суриковым, что "песок не тронут человеческой рукой", несмотря даже на мой доброжелательный подсказ, что на днях я встретил ком черной земли. Сухов, не говоря уже о Сурикове, совсем не разбирается в памятнике. У них и мысли нет, что это подземный тайник Аристотеля Фиораванти. Я умалчиваю об этом, обещая обо всем рассказать в лекции или докладе, если мне такой разрешат.

Суриков добился у Тюрякова разрешения сделать раскопку, чтобы узнать, что за сооружение. Это лишнее, но для археолога всякая раскопка, а тем более в подземном Кремле, вода на мельницу. Прийдя в башню в 10 часов утра, уже застал там помощника коменданта Королева. "Берите больше рабочих", - как бы между прочим сказал он. Согласен на три смены. Только бы скорей. Тюряков говорит о скорейшем вскрытии колодца, который будет взят в бетон. "Енукидзе, - повторил он, - очень хочет видеть колодец. Надо спешить очистить сводчатое помещение, а дальше не идти".

Арка, по Сурикову, выводит в Александровский сад. Тюряков спросил меня: "Арка не может выводить в Александровский сад: тогда бы Кремль был безоружен. Если можно замаскировать узкий, ныне открытый выход, то такой громадный, в 6 метров, не удалось бы. Вломиться могла бы не только пехота, но и целый эскадрон".

Что касается сооружения, то скоро должно оказаться: или перпендикулярно идущая стена, или под углом вниз идущий потолок. В первом случае это будет изолированное, индивидуальное сооружение, в последнем - связанное с подземным Кремлем.

Тюряков ушел, а Суриков принялся хлопотать о раскопке с завтрашнего дня. Все видя, не видят, но Сухову (маститому работнику Кремля) стыдно так сесть в калошу.

25 марта 1934 г. ВОДА! После заседания комитета научного содействия метро 23 марта я зашел на башню. Работала вторая смена. Была половина 11-го ночи. Прокапывали ров вокруг колодца так, чтобы уровень воды в колодце был один с дном рва. Очень беспокоит мысль, как бы вода не прорвалась. Ведь сруб колодца гнилой. Дома даже приготовил докладную записку Петерсону - немедленно взять в бетон колодец, иначе зальет тайник. 23.III был выходной день. Утром 24.III захожу на башню. Рабочие смотрят, улыбаются. Дежурный спросил: "Фамилия?" Прыгаю вниз, в двери, которые я впервые открыл, вхожу: вода залила совершенно ров и полилась в тайник, вероятно, до самого песка.

Скоро после того, как я ушел, рассказывали рабочие, в левом углу тайника появилось пятно. "Кто эту воду разлил?" - спросил землекоп. Вдруг, рядом, другое, большее... вода начала бить небольшим фонтаном, в разных местах, даже в глубине тайника, где лежал большой камень, который перед тем выкатился. За день залило все на 0,5 метра, а в колодце вода повысилась почти на ¾. Сруб обложен глиной и потому она не протекает.

Во рву найдены медные 2 копейки Павла I, 1799 года. Значит, забит источник и устроен колодец в начале ХIХ века. 25.III осматривали, по поручению Палибина В.Е., колодец Хлебников А.А., мастер Седов и я. Отыскали мотор и завтра выкачивать и в то же время копать до кирпичей - древнее дно башни, после чего класть бетон.

В пять часов снял тайник с водой и колодцем с выдержкой 10 минут. Вышло очень хорошо.

29 марта 1934 г. Утром зашел в башню. Мотора нет, рабочие вяло вычищают мусор. Вдруг в рыжем кожаном пальто входит Королев. Пришлось пожаловаться на темпы: разрешение коменданта и мое распоряжение о двух сменах не исполняются.

"От кого зависит?" - "От Сурикова". - "Кто это?" - "Десятник", - подсказывают рабочие.- "Скажите ему, что комендант приказал и не две смены, а три".

31 марта 1934 г. ПАТРИАРШИЙ ДОМ. Обедал с Палибиным, потом пошли осматривать Патриарший дом, в котором оказалась столовая ИТР. "Сколько работаю, а до сих пор не был". Я ему был за гида.

На третьем этаже, в Малой Крестовой оббивают стены и свод, окрашенный в бордо с золотыми разводами. Три таинственных, заложенных двери куда-то вели. Средние пробиты на полтолщины. А один кирпич - насквозь. А там что-то вроде чердака, забросано каким-то хламом, Интересно, надо исследовать, На второй этаж до палаты спуститься иначе нельзя, как по шаткой лестнице. Не так давно я лазил по ней. В. Е. решительно отказался. Завтра буду оттуда вытаскивать музейную витрину через церковь, а за ключами к Клейну, в Оружейную палату.

В Арсенальной (Собакиной) башне установили электромотор. Вода между тем пропала. Копать будет вязко. Условились с Палибиным В.Е. переговорить с Тюряковым о трех сменах, на чем настаивает и УКМК.

1 апреля 1934 г. ВОДА! Вода там, где я ее ждал, где она должна быть для безупречности картины - под Средней Арсенальной и стеной. На глубине от пола проходной палаты башни в 6 метров. Конца фундамента башни и стены не нащупывается: он идет, вероятно, на глубине еще двух или больше метров. Однако загадку щелей Арсенала разгадаю.

5 апреля 1934 г. УЖАС ПОДЗЕМНОГО. Просто удивительно мне сегодня показалось, с каким опасением, почти с ужасом, проходили по щелям тайника Аристотеля Фиораванти члены комиссии: Палибин, Лопухов, Куксов, Алешкин, Суриков. В глубине я пролез сквозь отверстие в песке до норы, что сам вырыл вдоль каменного потолка, приглашая посмотреть воочию, так не продвинулись, чтобы взглянуть хоть одним взглядом. Осмотрели подвал "о 12 столбах". Подал хорошую мысль - пройти засыпку вдоль стены буром.

9 апреля 1934 г. ШАГ. Решительный шаг, вызванный ситуацией пока тайной борьбы, - докладная записка Сталину о достижениях и отпуске. Заказным.

10 апреля 1934 г. ВРЕДИТЕЛЬ. Кто есть вредитель? Кто тайно идет против видов и распоряжений правительства. Таков Суриков. Прикрываясь Тюряковым, под предлогом опасности, он хотел тайно похерить дело Сталина и мое: перегородить даже не одной, а двумя стенками тайник, чтобы закрыть доступ не только мне. Вообще, я заметил в нем тайные тенденции к реставрации. Один раз он даже проговорился: "Зачем вывозить камень? Ведь придется закладывать?"

Палибин в столовой подсел и сказал, что он уже объяснил Тюрякову. Я ему рассказал и показал мой рисунок тайника. Необходимо проследить тайник до поворота, а для этого копать в "тире", где я укажу. Это действительно поворот: или "да", или "нет". Думаю, "да", так как Сталин - "человек с негнущейся спиной". А в таком случае, меняю помощников.

Каменное дно в Арсенальной башне прощупывается уже на глубине полуметра. Монеты ХVIII века, преимущественно Екатерины II, в особенности Павла I. Одна монета Александра I.

13 апреля 1934 г. "БОЛЬНОЕ МЕСТО". Напечатал на машинке объяснение по поводу благоглупостей Сурикова и подал Тюрякову и Палибину. Тюряков прочитал, и видно было, что впервые обо всем этом слышит. "Завтра, - говорит, - возвращается комендант, и вы с ним переговорите". А Палибин говорит: "Все хорошо, одно у Вас больное место - зачем строителям Арсенала потребовалось ломать боковую стенку, а не потолок, чтобы насыпать песок в ящик и возводить на нем уже стену Арсенала?" Вопрос очень слабенький, а значит, ничего у меня не видит. Да это стопроцентный тайник Аристотеля Фиораванти, который приписывают Солари.

15 апреля 1934 г. САМОУПРАВСТВО. Суриков начал раскопку кремлевской стены в моей ограде, чтоб скорее будто бы очистить найденную при тайнике арку. Решительно протестую и обращаюсь к коменданту. Можно удобно очистить тачками, так как Арсенальная башня очищена до кирпичного древнего дна.

24 апреля 1934 г. НАДЛОМ. Чувствуется в воздухе новое. Поезд сошел с рельсов или стал на новые, еще лучше, или же... по шпалам.

Подал Петерсону на пишмаш докладную записку о результате работ и о предложении нового фронта - Успенский собор. Петерсон вернул Тюрякову. Тот ко мне. "Почему вы не информировали меня?" - спрашивает он. А я стою, как дубина, вытянувшись по-военному: "Ничего не знаю".

23.IV в 11 часов утра Петерсон и Енукидзе подошли к дверям башни с Александровского сада. Енукидзе хотел лезть в проход, оттуда выкидывали грязь, чистят колодец, Петерсон не пустил: "Когда будет убрано". Рабочие слышали слово: "Замуровать?" "Конечно, замуровать",- Тюряков сказал. Палибин, уклончиво: "Что дальше делать?" - Подаю докладное заявление Сталину.

25 апреля 1934 г. ПЕРЕЛОМ. Чувствую внутренний перелом. Конец с Москвой. Вот только ниточка кремлевская разорвется - назад на родную Украину, так как "и дым Отечества нам сладок и приятен".

6 мая 1934 г. Шаги готовятся предпринять а) со стороны поликлиники № 2 Кремля - "переутомление, санаторий общего типа". А у меня на душе - "душу номада даль зовет"; б) подаю докладную Сталину (через Стецкого) о сухопутном Эпроне и Тюрякову о "загадке колодца", где на глубине сверх 4 метров обнаружился полукруг из кирпича на извести старого римского колодца или цистерны. Таким образом, всю башню следует копать еще на глубине 3 или больше метров.

9 мая 1934 г. "СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЦИСТЕРНА". Под таким названием напечатал на пишмаше докладную записку коменданту, заму и главе инженеров Палибину об открытии чудесного сооружения в Угловой Арсенальной башне - средневековой цистерны (во всю ширину башни). Колодец ХVII века. Всю эту царистскую кустарщину - долой! Прекрасный памятник встанет во всей своей красе. Из "арки" вычищается "забитая накрепко" земля Осипова. Дурака Сурикова беспокоит "слом". Она, мол, "дело рук человеческих", но "человек не может так сделать". Так кто же, дух святой? - "Не знаю". И вот такие головотяпы - дьяки вмешиваются, своими бессмысленными сомнениями сбивают с толку тех, кто власть имеет, и наконец, срывают большое историческое, общечеловеческого интереса дело.

10 мая 1934 г. КОНЕЦ АРКИ. Три метра - один. А вот и награда - я первый и единственный пробился к задней стенке арки на 7,4 метра. Стена странная, выложена из красного и белого щебня на извести, но только на один метр, а ниже - земля и камни, которые подкопаны, отрываются и падают.

Над этой стеной из потолка свисают сталактиты. Видно, что арка кончается, а закладка идет будто вверх. Внизу какие-то стенки из кирпича, пустоты и другие загадки. А у пяты арки (справа к стене стоя) кирпич 0,4 метра, шириной 4-5 сантиметра, оттуда дует холод.

13 мая 1934 г. Подал доклад о цистерне Теслову Н.Г. и требование еще 9 рабочих. Переговорил с Петерсоном. Десятником опять Базукин - это лучше. "Секрет, - сказал Хлебников А.А., - завтра в 10 часов приходите, будем осматривать колодец в башне, чтоб строить артезианский". - "А цистерну не убьете? Будет она с водой?" - "Ручаюсь".

14 мая 1934 г. АРТЕЗИАНСКИЙ. Согласились идти в Арсенальную башню осмотреть, что касается сооружения артезианского. И вдруг, внезапно, от коменданта запрещение: не делать в башне, а делать во дворе Арсенала, в уголке.

Встретился в коридоре с Палибиным В.Е.: "Рабочие есть?" - "Где там". А он еще наложил резолюцию: "Поставить пять". Такая тут сила главного... Все мы - "странники и пришельцы" тут. Приказал Базукину бросить все силы, чтоб очистить заднюю стенку арки. Завтра разгадывать тайны, что это и для чего.

17 мая 1934 г. ПО-МОЕМУ. Без меня башню осматривал Петерсон. Хотелось лично дать объяснения. Базукин рассказывал, а Палибин подтвердил, что Петерсон решил так, как я предполагал:

а) заднюю стену в арке пробить;

б) башню очистить всю до дна цистерны, выкинув деревянный колодец, хотя и двухсотлетний, так как цистерна древнее - 450 лет! Рабочих прибавилось - всего 12. Комендант приказал снять колодец. Делает ему честь.

Стена в арке - форменная загадка, На первый взгляд что-то совершенно нецелесообразное. В конце арки на 7,5 метре насыпан толстый слой песка, по нему слой земли в 0,2 метра.

Выше слой обломков известняка, слой извести. Копал один. Важное открытие. Долбил в спецовке лично и ломом поранил палец, зато важное открытие - арка в обрез. Что же это такое? Люк или потайной ход к Неглинной, о котором никто в мире не думал? А если так, то над аркой должна быть пустота, потому что чего же так дует (свеча гаснет) в щель, что на пяте арки, справа от входа? Комендант советует ее пробить. В крайнем случае, согласен. А может, и так до нее доберусь?

25 мая 1934 г. ФОКУС-ПОКУС. В Арсенальной башне неожиданность. Ниже на 0,75 метра нынешнего уровня колодца, под стеной башни, пустота, забитая грузом белым и из кирпича на сухой извести. Что это - пока в толк не возьму. Суриков говорит: "Конец стене". 5-метровая стена на грузе? То он назад: "Может быть, и нет". Смотрел вокруг колодца. Это не выход из положения. Палибин подмигнул Сурикову: "Какая там цистерна, если, мол, конец стене". Его не разберешь.

26 мая 1934 г. ТРИ ШАХТЫ. Возможно, целых три шахты я оттяпаю у МОГАИМКа, куда он и носа не будет иметь права сунуть. Одним словом - предложение об археологическом заповеднике из шахты 30-31, что граничит с Кремлем.

31 мая 1934 г. ЗАГАДОЧНОЕ ПОГРЕБЕНИЕ. В шахте № 30, что возле Кутафьи, на глубине 7-8 метров найдено очень интересное погребение: в выдолбленной колоде белый труп, все сохранилось как следует, только кончик носа поврежден. Ляжки будто у живого. Куски савана (полотно) и толстая подошва. Только в середине будто известь и ломается. Гроб со скелетом был выставлен наверх и рабочие делали с ним, что хотели: развернули челюсти, искали золота, перебили ноги, попортили гроб. Наконец, через неделю, вывезли куда-то и следа нет. Начальник участка Волков трижды звонил не то в музей, не то в МОГАИМК - никто не пришел.

1 июня 1934 г. КУТАФЬЯ. С моим шефом Поповым из комитета и с Суховым осматривали в шахте 30 стену, которую уже было забрали досками. Королев в тот же день раскопал и подвел потолок. Обнаружился крепкий фундамент Кутафьи из больших, плохо тесанных столбов. Он идет выступами на 1,5 метра, а может, и ниже. Должен исследовать. Самое интересное: к стене Кутафьи прилегает нечто вроде "желоба", только не он: две толстые доски в ряд на 0,2 метра ширины, одна спереди и ни одной сзади. Сверху песок насыпанный, великозернистый, сооружение позднейшее. Что же это за доски? По Сухову - полок для выбрасывания земли. Как не археолог, он не знает. Такого "полка" землекоп не в силах использовать, очень узко, и он покатился бы прочь. Это - что-то другое, а что - покажут дальнейшие раскопки! В этой же шахте, точнее возле Кутафьи, найдена гробница с рыцарем в кольчуге. Гроб повредили и куски кольчуги вытащили, но главное осталось в земле. Вытащу!

16 июня 1934 г. Понимаю... все хитрости интриг, ткущихся против меня во главе с Палибиным. Все делается тайно от Сталина с опаской, оглядываясь, не стегну ли? А когда передали через Петерсона Сталину предложение о розыске кладов, так Палибин понял это так, что я не имею или утратил известную тропинку к Сталину, и потому почувствовал себя с развязанными руками. Новый пропуск - без права входа в Кремль (идут переговоры об этом), некоторое время запрещал вход даже в башню. Я совершенно уверен, что все это делается за спиной Сталина. Последний, вероятно, уверен, что я работаю изо всех сил, без всяких помех и каких-нибудь палок в колеса. Необходимо выяснить действительное положение вещей.

20 июня 1934 г. СОН ПЕТРА, ИЛИ АЭНДОРСКАЯ ВОЛШЕБНИЦА. Как гляжу-погляжу, вокруг плетется тайная интрига, растет и углубляется. "Дьяки" рождаются, как грибы после дождя, но пока - до времени - тайно. Саботаж Сурикова усиливается, десятник отбился, рабочие работают, как арестанты. Как Палибин говорит: "Мрачное положение". Такая вакханалия вокруг потому, что чувствуют, откуда ветер дует. На "сон Петра" явился "прекрасный Иосиф", лысый Суриков. Подозрения и наговоры последнего нашли сочувствующие уши... А учуяв, испугались - тень Самуила опечалила их. Рады были бы ликвидировать, да ба... неизвестно, что Сам думает, а то… как бы чего не вышло.

22 июня 1934 г. СВАЯ. Из глубины 1 метр из-под Кутафьи вытащил дубовую сваю (2 х 0,25 метра), типичную для кремлевских стен над реками Неглинной и Москвой. Там их было гнездо - 7 штук, две, наклоненные нарочно или от тяжести. Грунт сверху - тронутая земля до глубины в 4 метра, далее мелкое дерево с прослойками земли до глубины 11 метров. Под ним слой бута из кирпича и камня (сантиметров 15), под ним сваи в плывуне. Между сваями - груз, за сваями - белый камень фундамента башни, перед сваями настил из больших белокаменных столбов, под которыми уже в плывуне - слой кирпича (иногда целого, один такой взят), дикого камня и кусков каменного угля.

Сделано фото трех свай. Наибольшую сваю вытащили, обмыли, и двое рабочих едва донесли (около 10 пудов) до будки Никольской башни. Оттуда ее донесут до музея подземного Кремля.

27 июня 1934 г. ДНО. В Арсенальной башне добрался до исполинского дна в проходе от ступеней, что в стене с нижнего этажа в подземелье к цистерне в середине башни. Пол выложен чисто, из целых кирпичей. За метр далее начинались, очевидно, кирпичные ступени (ныне разрушенные) к полу из белого камня, до которого сегодня сам докопался (здесь пошла уже работа ажурно-археологическая), но их заливает вода, поднимающаяся и просачивающаяся сквозь венец колодца. А электромотор как взяли 2 недели, да и забудь как звали. Купили новый, обещают установить ночью или завтра.

5 июля 1934 г. "ФУНДАМЕНТ". Осматривали "мою" башню с Палибиным и Суховым. Повод - находка итальянского пола. Вообще, все как по нотам: как предполагалось, так и есть. Еще до раскопок я знал, что будет итальянский пол. Сегодня без рабочих (сняты, так как башня была затоплена из-за отсутствия мотора, который вовремя не вернули) самостоятельно раскопал и вытер часть гладкого белокаменного пола, на 0,5 метра от теперешней поверхности раскопок. Кажется, ребенку ясно, а Сухову - нет. "Это фундамент!" Этот господин пошел еще дальше. В свое время я велел копать шурф возле колодца, чтобы выяснить сначала, как глубоко дно цистерны и что это за груз под стеной башни. Сухов (вопрос касался будто бы стены, то есть архитектуры) велел землекопам через Сурикова копать вокруг колодца. Теперь и Суриков за шурф. Напоминаю об этом Сухову, а тот: "Я не говорил". Это мелочи, а из таких мелочей складывается моя работа тут. Я в положении Конона Осипова ХХ века, а эти "я... я не я..." Это типичные осиповские "дьяки", только, кажется, еще худшие.

Вернулся из отпуска комендант. Добьюсь свидания и посмотрю, не сидят ли дьяки где-то еще выше и дергают ниточки.

15 июля 1934 г. ЛЕСТНИЦА. В Арсенальной башне важное открытие: к цистерне пошли кирпичные ступени, по которым разбросано немало чугунных ядер, больших и малых. Мало того - в длину и поперек лежат, связанные деревянными клиньями, палки, на которые уже насыпан груз и мусор. Приставлен новый десятник - Белов П.К., который с первого взгляда понравился больше предыдущих. Посмотрю, оправдает ли такое впечатление.

В Арсенальной башне на ступенях, идущих к цистерне, найден "козел", то есть с подножками, брошенный поперек, как распорка под стенами. Над "козлом" - ряды резаного белого камня, а сверху - груз с железными и каменными ядрами.

16 июля 1934 г. "ЭХО". Захожу утром в кабинет Тюрякова, он уже издали: "Товарищ Стеллецкий, комендант сказал, чтобы вы ему позвонили во всякое время, он назначит, когда видеться".

21 июля 1934 г. "ГАЛЬВАНИЗАЦИЯ". Каждый раз, когда подаю обоснованную докладную записку, она производит впечатление в "сферах". Последняя о разгаданных и неразгаданных загадках - тоже взволновала. Вчера утром заходил в башню Тюряков, а сегодня, вместе с ним, сам комендант. Но это не все. За обедом подали записку… 22.VII в 8 часов 30 минут явиться к коменданту, да не одному, а вместе с Суховым и Палибиным. Что вместе - очень хорошо, кстати и выясню воочию бессмысленность Сухова, допускающего, что Арсенальная башня стоит без фундамента, просто на строительном грузе, говорит, что знает примеры. А я говорю, что не может быть таких примеров.

Кстати, сегодня как раз разгадал эту предпоследнюю загадку: башню мочила вода 30 лет на одном уровне и вымыла под нею, вокруг пустоты от 0,2 до 1 метра. Только с 1731 года начали башню забивать, и прежде всего подбит груз и большие камни на подпорки, которые перед тем прислонили к выгрызенным стенам. Ступени идут все ниже (уже 14 ступенек, но очень хрупкие, так как 20 лет в воде).

22 июля 1934 г. "ДВОРЦОВЫЙ КОМЕНДАНТ ДЕД... ИЛИ НА ОБЕ ЛОПАТКИ". В 8 часов 30 минут утра собрались в Кремле возле комендатуры: я, Палибин, Тюряков и Петерсон, не было Сухова, но его встретили в воротах Троицкой башни. Я ожидал другого - обсуждения моей докладной записки в кабинете, а тут - поход в башню.

Сухов и Палибин не знают того, что знают Тюряков и Петерсон (о моей докладной записке). Тюряков, вероятно, не знает того, что знают Палибин и Сухов.

Можно думать, что моя докладная записка стала известной Сталину и кое-кто получит нагоняй, так как поведение сразу другое: полгода Петерсон не мог собраться в Среднюю Арсенальную, а тут пошел и велел продолжать. В Наугольной Арсенальной Тюряков предложил остановить совсем раскопки до зимы, ссылаясь на недостаток рабочей силы, а Петерсон не только оставил рабочих, а еще велел их усилить. Особенно же удивительно - много месяцев нельзя было добиться грузовика, чтобы вывезти мусор из загородки, а тут вдруг, как лист перед травой: явился и давай грузиться.

"На грузе стоит башня или на фундаменте?" - "Пусть решает архитектор", - поставил я ребром вопрос. Тот что-то лепетал несуразное. "Нет, не думает, - смилостивился над ним Петерсон, - как вы?" А я вот как!

В 1702 году водоотводы из цистерны Солари были прерваны Арсеналом, и вода стояла 30 лет на одном уровне. Поэтому выточила и выгрызла стену вокруг до метра в середине, до 0,5 метра на углу хода и до 20 сантиметров по верху ступеней,

Урядник Галин Иван впервые ужаснулся - башня упадет! Выкачал воду и давай бросать на ступени доски, бревна, козлы и прочее, а на дно цистерны еще неизвестно что. Под промытые стены положили бревна, доски и засыпали камнями и строительным материалом. Так объяснялась уже одна из "загадок неразгаданных", о которых писал в записке. "Откуда вы знаете?" - ядовито бросил Сухов. "Монеты найдены, которые решают все".

Таким образом, "суриковщина" - на обе лопатки. Конечно, пока, еще "козноделы" проявят себя авторами многих "козней".

7 августа 1934 г. НА ДНЕ. Найдено итальянское кирпичное дно Арсенальной башни с большой круглой цистерной-бассейном в центре, а на дне - кучи каменных ядер небольшого размера. Одно только каменное крупное и одно чугунное в крупное яблоко. Сруб колодца на метровом слое мусора, сруб с футляром в нижней части. Суриков в "эпоху" его вмешательства опустил по дурости нижнюю часть сруба до уровня цистерны, а теперь надо его водворять на место, чтобы иметь возможность очистить резервуар и устроить водопровод.

Летней деревянной лестницы времени, как думается, царевны Софии снимать не буду, пока не получу ответа от Енукидзе - осмотреть раскопки.

15 августа 1934 г. КАТАСТРОФА. В Арсенальной башне - обвал. Невнимание десятника Белова, который также под влиянием. Он не дал своевременно плотникам доски подпереть сруб колодца, с которого выкинут (будто бы стоит под солнцем собранный) сруб в пять колец. Белов велел расчищать возле цистерны, а земля сверху и грохнула, а с нею и один из рабочих, а остальным досталось по ногам. Могло быть и хуже. Я сказал Тюрякову Ф.И. Он запиской Куксову велел срочно удовлетворить мои нужды. Сразу откуда и взялись доски и каменщики (полки ставить на рельсах, загнанных в стену башни). А Суриков и тут прохаживается: "Нельзя, опасно расчищать колодец, а следует выбирать вокруг". Мысль ясна: это бы затянуло дело на несколько месяцев, а саботажнику только этого и надо. Но и на этот раз не выгорело.

Под Арсеналом выяснилось: стена пошла вниз подземелья выступами в 4 сантиметра высотой. Открыты три выступа. Глубже идти небезопасно от обвала. Да и главное выяснено: подвал, а это окно, через которое подавалось оборудование и разное оружие, порох и т.п., которые сохранялись более тайно в большом подземелье.

30 августа 1934 г. "АВГИЕВЫ КОНЮШНИ". Печатаю на пишмаше очередную докладную записку о раскопках в Арсенальной башне. Сто лет занавоживали под землей, а я его (ход) раскопал в три месяца и нашел цистерну Солари - грандиозное сооружение, нашел также подвал Ухтомского, засыпанный с 1731 года, размером в 500 квадратных метров. Что найдется там в случае раскопок, нельзя предвидеть, а уж что-то неожиданное будет.

1 сентября 1934 г. ТРИ. Закончил и подал, как обычно, с итогами достижений докладную. Оглядываясь на весь пройденный путь работ за 8 месяцев, ярко вырисовываются три главные, исторического значения, открытия: 1. Тайник Аристотеля. 2. Цистерна Солари. 3. Подземелье Ухтомского.

А если бы не "дьяки" Былинские да Нестеровы et Tutti quanti, я бы не только эти, а еще безмерно более интересные уложил бы в 3-4 месяца.

29 сентября 1934 г. КОМИССИЯ. Тюряков Ф.И. предложил мне представить список лиц для приглашения в комиссию по обсуждению результатов раскопок в Арсенальной башне. Это значит, что своим архитекторам нет доверия. Вообще в этом есть смысл. Другая черта - работы выходят из стадии глубоко тайных. Намечены к приглашению Щусев, Виноградов Н.Д. и гидролог из метро. Историкам тут делать нечего: все, что открыто, абсолютная для них новость.

3 октября 1934 г. ВОЛК - ЭТО КЛЕЙН. Мне приснилось не так давно. Иду перелеском. Сидят два знакомых охотника, от которых побежала собака, Я позвал ее, а она - назад, глядь, это волк! Я хотел погладить ее, вдруг ужаснула мысль, а как схватит? Волк как будто на минуту задумался. В это время между мной и волком протиснулась большая собака, злая на волка, даже шерсть дыбом... И проснулся! Ясно было необыкновенно. На утро была назначена комиссия для осмотра моих раскопок в Арсенальной башне. Мною приглашены Щусев и Виноградов. Тюряков пригласил Клейна.

ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ КОМИССИИ ПО ОБСУЖДЕНИЮ ДАЛЬНЕЙШИХ МЕРОПРИЯТИЙ В СВЯЗИ С ОТКРЫТИЯМИ В РЕЗУЛЬТАТЕ РАСКОПОК, ВЕДЕННЫХ В УГЛОВОЙ АРСЕНАЛЬНОЙ БАШНЕ КРЕМЛЬ. 3 октября 1934 г.

Заседание состоялось в помещении Гражданского отдела УКМК, под председательством заместителя коменданта Кремля Тюрякова. Присутствовали: Щусев А.В., Стеллецкий И.Я., Виноградов Н.Д., Клейн В.К., Куксов Н.М., Салопов Т.Т., Алешин.

Заседание открыто в 12 часов дня заявлением председателя комиссии, что производимые в Арсенальной башне археологические раскопки уже находятся в данный момент в такой стадии, когда потребовалось создать специальную комиссию для обсуждения их результатов, так и дальнейших, в связи с этим, мероприятий.

ТЮРЯКОВ Ф.И. Работы ведет Стеллецкий. О них известно правительству. Целью исследований, между прочим, является открытие библиотеки Грозного. Изыскания ведутся в Арсенальной башне. В настоящее время подземелье башни расчищено до дна, причем целиком обкопан сруб колодца. В каменном полу подземелья оказалась вырезанной круглая цистерна 3,5 метра в диаметре. Вопрос стоит о том, что дальше делать? Удалить ли сруб из башни или же, как рекомендует Игнатий Яковлевич, оставить его на месте, лишь подвесив на тросах. Как нам быть с цистерной и вообще со всей произведенной работой: утилизировать ли сделанные открытия или подземелье вновь засыпать?

КЛЕЙН В.К. Вопрос о библиотеке Грозного очень спорный. Ее никто не видел. Иван Грозный не мог собрать тысячи книг. Если у него и были отдельные книги, то все они разошлись по библиотекам. Белокуров С.А. детально вопрос разработал и указал, что библиотека Грозного - это миф. Но, конечно, если начать вообще изучать подземную топографию Кремля, то могут быть неожиданные находки. Искать же библиотеку, как таковую я лично считаю излишним.

СТЕЛЛЕЦКИЙ И.Я. Прежде чем ответить на замечание Владимира Карловича, я прошу комиссию уделить мне несколько минут для заслушивания краткой истории подземелья, восстановленной на основании сделанных при раскопках находок, главным образом, монет.

Из истории известно, что строитель Наугольной Арсенальной (Собакиной) башни Петр Антонио Солари построил ее "на новом месте", то есть как раз на том, где тогда еще проявил себя мощный и даже, как ныне установлено анализом, минеральный по своим свойствам, родник, заключенный Солари в специальную круглую каменную цистерну.

Вполне логично представить, что Солари поставил башню "на новом месте" исключительно ради минерального источника. Последний образовал единственный в Кремле природный бассейн, способный поить весь Кремль в годину неприятельской осады. Дело в том, что из Тайницкой башни не было никакого сообщения с Москвой-рекой, а был лишь потайной тоннель под руслом реки в Замоскворечье.

Из упомянутого бассейна Арсенальной башни были проведены водотоки (летописные "водные течи") в кремлевские княжеские терема и боярские хоромы. Трубы были проложены по специальному, в 3 метра шириной, так называемому "макарьевскому" подземному ходу вдоль кремлевской, по направлению к Троицкой башне, стены, с загибом под Успенский собор, а оттуда под Тайницкую башню.

Место стыка этого подземного тоннеля с каменной лестницей, ведущей к цистерне, было разрушено и исчезло под массивной белокаменной стеной Арсенала, начатого стройкой в 1702 году. Стена эта была мною пробита на 5 метров, причем обнаружены были ходы: влево - на потайную лестницу в стене, ведущую на первый ярус башни, и вправо - в упомянутый "макарьевский" тайник. Строители Арсенала немец Х. Конрад и датские архитекторы, предвидя затопление подземелья башни в результате закупорки его устоем Арсенала, в пункте, где тайник повернул круто, под прямым углом, к югу, заградили его слоем мощностью свыше метра глины, понижающимся вглубь хода и сходящим на нет. Сверху слоя глины, где последний кончался, прямо на дно хода был плотно насыпан речной песок до самого потолка тайника. Не одна, видно, тысяча "коробов" песка пошла на это дело. За слоем песка, надо думать, тайник свободен для беспрепятственного движения вплоть до Тайницкой башни: никакими "столбами" Арсенала или иными фундаментами тайник уже не загорожен. Недаром по нему свободно от Тайницкой до Арсенальной прошел в 1682 году доверенный дьяк царевны Софьи Василии Макарьев, давший ходу свое имя. Оный дьяк увидел подземелье башни залитым водой вплоть до нижних ступеней кирпичной итальянской лестницы. По приказанию Софьи эта кирпичная лестница была засыпана слоем мусора в полметра толщиной до самой цистерны, а на слое мусора была устроена массивная деревянная лестница, остатки которой раскопаны и, частично, взяты в музей подземного Кремля.

Как предвидели строители Арсенала, уровень воды в закупоренном подземелье поднялся высоко, однако не настолько, чтобы перелиться за упомянутое глиняное заграждение. Это случилось уже позже, в результате мероприятий Анны Ивановны, когда мерой борьбы с непрерывным затоплением башни была признана за лучшее сплошная засыпка подземелья мусором. Взошедшая на русский престол с условием обратить Москву в свою резиденцию, Анна Ивановна сразу же принялась приводить Москву в порядок.

Вспомнили и о закупоренном подземелье Арсенальной Угловой башни. Пробили отверстие в своде последнего и установили, что вода, стоявшая спокойно на одном уровне в течение 30 лет, размыла кладку стены башни вглубь почти на метр. Графу Миниху в 1731 году приказано было принять меры.

Миних выкачал воду (найдены остатки желоба) и забил родник и всю окружность подземелья плотным слоем глины с землей в 1 метр толщиной. Спустя несколько лет ("деньга" 1734 г.) обнаружили, что вода, несмотря на плотную засыпку, снова залила подземелье. Тогда последнее засыпали строительным щебнем по всему кругу, до самых ребер подмытых стен, то есть на 2,5 метра от уровня цистерны. Пожар Арсенала в 1737 году снова заставил заглянуть сюда и убедиться, что вода над засыпкой 1734 года поднялась еще на 2 метра, оставив следы в виде выкрошенных ребер лестничной арки. Борьба с водой в таком роде продолжалась и во все последующие царствования; Елизаветы (монеты за 9 лет), Екатерины (9 лет), Павла I (за все годы царствования), Александра I (за 3 года - 1812, 1817, 1821 гг.), при котором постройка Арсенала была, наконец, закончена.

Тем не менее, несмотря на упорную, свыше столетия, борьбу с мощным минеральным родником, все попытки амортизации его закончились неудачей.

Действительно, при начале моих здесь работ в конце 1933 года подножие белокаменной, на растворе, заградившей доступ в "макарьевский" тайник, стены Арсенала омывала вода, уровень которой приходился значительно выше уровня верхней площадки итальянской лестницы, некогда ведшей к цистерне.

Однако бывали случаи, когда вода поднималась и того выше, просачиваясь даже сквозь белокаменную стену (при ломке попадался раствор в виде жидкости) над упомянутым глиняным заграждением и заливая фундамент Арсенала с тем большей легкостью, что находила за ним сперва засыпанный песком, а потом, по-видимому, и совсем пустой подземный ход. Понятно отсюда, почему у подножия Средней Арсенальной, а также между Угловой Арсенальной и Никольской башнями при бурении артезианского колодца была встречена проникшая сквозь стену, затхлая вода в культурном слое - подлинная причина пока девяти обнаруженных трещин в стенах Арсенала, образовавшихся в результате оседания фундамента его, вызванного, как считали, наполеоновским взрывом 1812 г.

А что печатные книги и даже греческие манускрипты дошли до нас в полной сохранности, за это ручается сухой мячковский известняк, который присутствующий здесь Алексей Викторович Щусев признал на упомянутом диспуте почти не поддающимся отрицательному действию времени. Таким он и оказался, судя по нынешним раскопкам, в действительности. Кроме того, кремлевский холм сам по себе достаточно высок, чтобы подземные сооружения в нем даже на значительной глубине оказались гарантированными от подпочвенных вод. Наличие же затхлой воды в культурном слое, на глубине всего 3 метров, обнаруженное, как отмечено, артезианским колодцем у стены Арсенала, представляет случайность, аномалию, обусловленную порчей системы "водных течей" (водоотводов) цистерны Солари.

ЩУСЕВ А.В. В вопросе о библиотеке Грозного главную роль, конечно, играет греческая библиотека Софьи Палеолог. О ней историкам известно, что она действительно привезена Софией в Москву и где-то спрятана в Кремле так, что до сих пор не найдена. Отсюда можно заключить, что библиотека действительно скрыта в недрах Кремля. Искать ее, конечно, следует, тем более, что попутно может быть открыто многое. Продолжать работы вообще следует, как следует расчистить уже открытый ход.

Архитектурных памятников XV века сохранилось крайне мало, и потому реставрацию подземелий данной башни можно только всячески приветствовать. Будучи надлежаще реставрированной, она представит строго законченный и единственный в своем роде архитектурный памятник, который с успехом можно демонстрировать на месте нашим молодым инженерам и архитекторам, проходящим курс в институтах.

ВИНОГРАДОВ Н.Д. Я не буду касаться вопроса о библиотеке Грозного, а отмечу лишь, что необходимо озаботиться устройством водоотводов из новооткрытой цистерны. Кроме того, меня интересует наличие воды под Средней Арсенальной башней. Это явление делает правдоподобной предложенную версию о происхождении трещин в стенах Арсенала. На какой глубине там встречена вода?

СТЕЛЛЕЦКИЙ И.Я. На глубине 6 метров, примерно на метр ниже дна арсенального подвала "о 12 столбах", засыпка которого начата, судя по найденной при его расчистке медной монете, при Петре I, а закончена князем Ухтомским в 1754 году. Отдушина в виде арочного отверстия выводила из подвала Ухтомского на лестницу в Средней Арсенальной башне, а окно с белокаменной аркой, через которое человек, согнувшись, мог бы пролезть, было обнаружено недавно, при прокладке водопроводной трубы в трехметровом фундаменте Арсенала, ниже поверхности двора последнего.

Окно устроено как раз между двух кирпичных фундаментов стен тех амбаров, которые здесь в количестве 18 стояли при Алексее Михайловиче и были снесены "до подошвы" по приказу Петра I.

Любопытно, что окно дает уклон внутрь. Внутри вместо лестницы несколько выступов, а потом отвес. Это говорит о том, что здесь имеем не дверь, а именно окно, для подачи в подвал разных военных и иных припасов. Не исключена возможность, что многое из числа последних будет найдено при расчистке подвала Ухтомского до дна. Этот подвал Ухтомского тянется, по всей видимости, начиная от Средней Арсенальной башни до самого конца Арсенала у Троицкой башни, образуя, таким образом, резервную потайную площадь, примерно 500 квадратных метров минимально.

САЛОПОВ Г.Г. Говорит о природе воды в цистерне Солари и утверждает, что напорные воды покоятся значительно ниже дна цистерны. Товарищ Салопов предлагает при решении вопроса об уровне воды в цистерне:

1. Метод механической откачки воды с установлением прибора Постоянного действия.

2. Метод водопонижения в виде устройства дренажной канавы в обшую сеть московской канализации.

3. Произвести опыт полного уничтожения цистерны, как таковой, спустив из нее воду посредством водоспускной скважины.

Когда будет сделан выбор, можно будет приступить к составлению рабочего проекта, для чего потребуется пробурить одну разведочную скважину в самой цистерне, другую в районе башни.

Кроме того, необходимо иметь абсолютные отметки дна цистерны, уровня воды на дне башни на данное число, отметку линий размытой кладки башни и отметки заложения городской канализации у Александровского сада.

В заключение комиссия iп соrраrе осмотрела место раскопок в Наугольной Арсенальной башне: кирпичный круг цистерны в дне башни, кирпичную лестницу, ведущую от цистерны в "макарьевский" подземный ход, и остатки деревянной лестницы времени правительницы Софии.

ПОСТАНОВЛЕНО

1. Расчистить цистерну до ее исторического дна.

2. Устроить водоотвод в виде дренажной канавы в общую сеть московской канализации.

3. Реставрировать цистерну, пол и подмытые стены башни.

4. Восстановить кирпичную лестницу к цистерне в ее первоначальном виде.

5. Продолжить расчистку от песка новооткрытого хода.

13 октября 1934 г. РЫКОВ. В 1928 году в Кремле разрушали церковь "Спас за золотой решеткой". Было найдено до 28 погребений в каменных гробницах. Рабочие и военные, ругаясь, били, рубили, ломали и будто с наслаждением выкидывали драгоценные памятники русской народной старины, которые им попадались. Не было ни одной души, которая бы их остановила, объяснила, применила действия. Работы производились под наблюдением Сухова Д.П., который не только ничего не делал из того, что должен был, как один из основателей "Старой Москвы", но и очень редко заглядывал туда (по словам очевидца Хлебникова А.А.). По поводу этого Рыков А.И. выразился, что вот вы, мол, стараетесь сберечь памятники, которым 100-200 лет, а разрушаете древние, а лет через 200 нас будут ругать, зачем мы их разрушили вместо того, чтобы сберечь. Когда начинали снимать с Ивана Великого колокола (и уже один из трех сняли), Рыков принял меры, чтоб злое намерение было отклонено. И теперь еще можно видеть два колокола вместо трех.

16 октября 1934 г. ПОБЕДА, ПОКА ЧТО... Прихожу утром в башню, а там целых 8 работников вместо обычных 4 и с ними - постоянный новый десятник (Кремля!). Плотники строят новые ступени, каменщики будут реставрировать стены и основания кирпичных ступеней. Что сие значит? Ясно, к Сталину попал наконец мой протокол, и он отреагировал.

Осмотрел место возле Тайницкой башни (за стенами Кремля). Роют ров для водостока глубиной до 1,5 метра. Грунт - кирпичный груз. Валяются остатки старых металлических труб. От колодца же Фиораванти ни малейшего следа. Тем лучше, я уже было испугался: не его ли копают? Нет, не понимают, какое большое научное сокровище кроется тут близко под землей...

20 октября 1934 г. "НА РАЗДУТЫХ ПАРУСАХ". Виделся с Тюряковым относительно монтера по поводу неудовлетворительного положения в башне. Я доказал, что благодаря усилению рабочей силы я думаю довести дело до конца, а потом уже ехать в отпуск, хотя бы и зимой. Оказывается, что он до сих пор о моем отпуске с комендантом не говорил... Вдруг сам спросил о каменщиках. "Ни каменщиков, - говорю, - ни кирпича, ни цемента..." Он, раздраженный, тут же служебную записку Куксову с выговором, употребив слово "безобразие". Мало того, введено в план, чтобы с 24.Х вывезти из ограды весь груз… Это значит, ударило сверху на мою только научную волну.

3 ноября 1934 г. "ПЕРЕМЕНА ДЕКОРАЦИЙ". Сейчас уже 3.ХI, а вышло распоряжение от коменданта до праздников вывезти всю землю из ограды и замуровать башню. Успеют ли? Не думаю, чтобы была "ликвидация". Вероятно, после праздников должно быть продолжение.

4 ноября 1934 г. ЗАМУРОВАНА... Арсенальная башня так же внезапно, как библиотека Грозного! Беспрестанно мажут 10 каменщиков, замуровывают арку из середины. С ними Суриков. Что это? Неужели "ныне отпущаеши"? А впрочем - всегда готов! Пусть так! Зато башня в кармане. Я всю ее узнал, все тайны понял. Например, что это за "ползучие ходы"? Это амбразуры нижней стороны, выходящей на левый берег Неглинки. Они должны были обстреливать оба, главным образом, правый берег реки на довольно большую дистанцию. В то время берег от фундамента башни круто спадал к воде, оставив наверху железные двери в башню (которые я отворил).

На случай, если бы враг их разбил и ворвался бы в башню, он нашел бы перед собой пропасть и водохранилище неизвестной глубины. Открывши, я удивлялся, как крепко была сооружена эта дверь, так как было непонятно. Сейчас все как на ладони...

Одна только загадка осталась загадкой - как древние отводили воду из цистерны, как они умели держать ее на одном уровне. Разгадка опять-таки на дне цистерны. Надеюсь, что разгадаю и эту.

13 ноября 1934 г. "НЫНЕ ОТПУЩАЕШИ..." 13 ноября - это дата! Конец кремлевской авантюры. Кругленький годик. Что бы я сделал за тот короткий срок, если бы не "исполнители, глухие супостаты"? Я бы эту работу выполнил в 4 месяца. А что бы еще сделал за 8 месяцев темпов по моему вкусу? Как жук-точильщик избороздил бы Кремль и уж конечно бы нашел "затерянный клад России".

Но пусть я не нашел! Не дали найти! Зато я указал верную дорогу к нему. Я ли, другой ли - не все ли равно; лишь бы нашли! Мое - мой приоритет - неотъемлем от меня. А башня Арсенальная, превращенная мною в ключ к библиотеке, отныне "башня Стеллецкого".

25 февраля 1935 г. УКМК. Гражданский отдел. Главному инженеру Палибину В.Е. "Прошу Вас выяснить, будут ли иметь продолжение археологические работы в Кремле под моим руководством. В противном случае прошу о распоряжении оформить их прекращение. Профессор Стеллецкий".

С утра у Палибина на дому. Подал отношение, как базу для мероприятий. Мое предсказание, что вода затопит Кремль, оправдалось. Я предупреждал об этом Тюрякова перед отъездом на курорт и просто приказывал Сурикову немедленно принять меры для этого. Оказывается, Сурикова давно прогнали, а о башне забыли. Ну и вода до самого тоннеля. Случайно об этом узнали. Принимают меры - пробить стену и спустить ее (воду) в канализационную сеть.

6 марта 1935 г. LА REACTION. Гражданский отдел пять дней тому назад до конца ликвидирован. Остались только Палибин, Травин и Умнов, чтобы подмести остатки.

7 марта 1935 г. КАИН И АВЕЛЬ. Подал Авелю (Енукидзе) записку о делах подземного Кремля (через Троицкую будку). Думаю, такое чувство, что ответ будет. Кандидатов на Каина двое. Увидим...

16 марта 1935 г. РЕБРОМ. "Согласно выработанному мною плану, - пишу Петерсону с Тюряковым, - я начал работать в Арсенальной башне, заранее зная о существовании подземного хода под Кремль. Фактическое открытие подземного хода служило краеугольным камнем всего предприятия. Мое предположение оправдалось, ход был открыт. Оставалось только заняться его расчисткой, неуклонно продвигаясь вперед, к намеченной цели. Но здесь мне было указано заняться расчисткой одной только названной башни, что не входило в мои планы как момент неотложный. Работы по расчистке башни сверх ожидания потребовали много времени и, в результате, моего отпуска для лечения. Ныне я чувствую себя вполне окрепшим для трудной работы и предлагаю продолжить работу основную - расчистку новооткрытого тоннеля. Жду Ваших указаний по организации работ. И. Стеллецкий".

Справился в личном столе: "с 14 января", без мотивации. А когда был в Сочи - "с 3 декабря".

Я совершенно надломлен в момент и для меня очевидно, что борьба за идею перешла с научной и общественной почвы на самую страшную - "придворную". Ну что же! От идеи, которой прослужил 25 лет, все равно не откажусь ради сладкой жизни, из-за каких-нибудь выигранных, возможно, нескольких лет жизни.







Реставрация старых книг Оценка старинных книг Энциклопедия букиниста Русские писатели Библиотека Ивана Грозного Для вебмастеров