Из книжного собрания
Александра Лугачева

Главная Каталог книг Древние книги История древних книг История русских книг Старинные книги Антикварные книги Купим Доставка     
Путь:
Корзина 0 товаров
На сумму 0 руб.
Поиск в каталоге:
ищем:
в разделе:
автор:
стоимость: от до руб.
год: от до г.
язык:
   

Александр Васильевич Сухово-Кобылин


Загони русского человека в угол, он тебе и пьесу сочинит. Так и случилось с Александром Васильевичем Сухово-Кобылиным, до того ни сном ни духом не видевшим себя автором знаменитой трилогии о российском чиновничестве, неистребимом, как Змей Горыныч - срубаешь ему одну башку, а на ее месте вырастает сразу две. Но обо всем по порядку. Будущий драматург родился 17 сентября 1817 года в Москве. Корни его дворянского рода уходили вглубь веков, предки играли заметную роль при дворе Ивана Грозного, а отец, подполковник артиллерии, участвовал в Отечественной войне 1812 года и брал Париж.

ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ

Аристократическая семья воспитала в Саше аристократические замашки. Отрок полюбил театр, философскую мысль, с 14 лет сочинял стихи и переводил с французского, был завсегдатаем светских балов и волокитой. В 17 лет занял первое место в скачках на приз охотников. Тогда же он поступил на физико-математическое отделение философского факультета Московского университета. Подружился с А. Герценым, Н. Огаревым, К. Аксаковым, увлекся литературой и философией Гегеля.

В 1838 году за конкурсное сочинение "О равновесии гибкой линии с приложением к цепным мостам" был награжден золотой медалью и правом выбора места дальнейшей службы. По совету родителей уехал за границу, где продолжил занятия философией в университетах Гейдельберга и Берлина. Как истинный философ, Александр четыре года вел уединенный образ жизни, находя время на путешествия по Европе.

Вернувшись в 1843 году в Москву, Сухово-Кобылин поступил на службу в канцелярию московского губернатора в чине коллежского секретаря. Службой особо не горел, вел светскую жизнь, выезжал в Париж. Приняв в 1848 году от отца управление всеми родовыми имениями, вышел в отставку и поселился в селе Кобылинка Тульской губернии. Там бывший титулярный советник до конца жизни занимался с переменным успехом хозяйством, завел пять заводов, переводил труды Гегеля, создавал свою собственную философскую систему. Увы, рукописи - результат многолетних трудов его, переводы и система, так ни разу и не изданные, в 1899 году большей частью сгорели при пожаре в имении.

1850 год стал роковым годом для Александра Васильевича. Женщины, не раз губившие сильную половину человечества, едва не погубили и его. Из Европы Сухово-Кобылин привез француженку Луизу Симон-Деманш, снял для нее в центре Москвы квартирку, вручил 60 тысяч рублей ассигнациями на заведение винно-торгового магазина и стал открыто жить с ней, вызывая завистливые пересуды. Были и побочные интрижки, пока через семь лет он серьезно не увлекся графиней Надеждой Ивановной Нарышкиной, урожденной Кноринг (будущей женой Александра Дюма-сына). Дело шло к браку.

Луиза, получив отставку, готовилась к возвращению в Париж, но не успела - ее труп обнаружили близ Ваганьковского кладбища. Светская молва связала ее смерть с Сухово-Кобылиным. Следствие также решило, что француженку по наущению помещика, желавшего избавиться от любовницы, убили его крепостные. Сухово-Кобылина тут же арестовали и заперли "в секретный чулан, обстену с ворами, пьяною чернью и безнравственными женщинами". Ему пришлось хлебнуть прелестей следствия по полной программе: непрерывный одиннадцатичасовой допрос, шантаж ареста всех родных, открытая полицейская слежка за домом, распространения клеветы о том, что он убийца. Следствие (так и не представившее никаких доказательств его вины) длилось с перерывами семь лет. Для чиновников Сухово-Кобылин А.В. стал дойной коровой. Им он ничего не мог доказать, мог лишь откупаться.

Обвиняемый написал письмо на имя Николая I, последовали резолюции и переадресовки, но лишь в 1857 году Госсовет с подтверждающей резолюцией Александра II снял с Сухово-Кобылина обвинение в убийстве и приговорил к церковному покаянию за любовную связь. Но это "дело" и по сей день висит на нем как проклятие, хотя невиновность драматурга была точно установлена в прошлом веке путем архивных исследований.

Сидя в тюрьме, Александр Васильевич от скуки стал писать пьесу, взяв за основу анекдот о светском шулере. Тут ему пригодились и занятия философией. Общий пессимистический взгляд на Россию и, в частности, на российское "правосудие" Сухово-Кобылин выразил в комедии "Свадьба Кречинского" (1852-1854 гг.), возбудившей всеобщий восторг при чтении в московских литературных кружках. В 1855 году пьеса была поставлена на сцене Малого театра, а в 1856 году на сцене Александрийского и оказалась одной из самых репертуарных пьес русского театра, встав вровень с "Горем от ума" и "Ревизором". Чисто плутовская комедия о деградации столичного дворянства, где жулик одерживает победу над глупостью добродетельных персонажей, произвела фурор. При этом она подлила масла в огонь обывательских суждений и чиновничьего произвола, дав новые "факты" по "делу" автора. После премьеры Сухово-Кобылина опять арестовали, и он вышел из тюрьмы только через девять месяцев на поруки благодаря заступничеству матери и влиятельных особ.

Драматург, разочаровавшись в свете, сблизился со средой писателей и артистов, доброжелательно принявших его, хотя и там он чувствовал себя "чужим среди своих" - "класс литераторов так же мне чужд, как и остальные четырнадцать". Вернуть себе честное имя стало для писателя идеей фикс. Он рассчитывал восстановить его хотя бы во мнении читателей и деятелей культуры, представив им в своих произведениях свои нравственные принципы и идеалы.

Следующие две пьесы - "Дело" (1861 г.) и "Смерть Тарелкина" (1869 г.) по злости сатиры не знают равных в русской литературе. Карикатурные фигуры, впервые предложенные русскому читателю Гоголем, Сухово-Кобылин яростно довел до гротеска Свифта. Драматург явил зрителю торжество порока, бесстыдного и циничного, будто бы взятого из сегодняшнего дня. Недаром эти две пьесы, запрещенные к постановке до конца XIX века, и сегодня заставляют содрогаться сердца.

В 1869 году Александр Васильевич Сухово-Кобылин издал трилогию под общим названием "Картины прошедшего". В ней рассматривается по сути одно состряпанное дело о подлоге, усугубляемое в каждой следующей пьесе. Первые две пьесы - о промотавшемся игроке, циничном Кречинском, стремящемся женитьбой на Лидии Муромской поправить свои денежные дела; его подручном, не имеющем за душой ничего святого, подонке Расплюеве, ставшем квартальным надзирателем; пройдохе чиновнике Варравине и иже с ним - короче, о жуликах и чиновной братии, доведших до разорения и гибели семейство Муромских... Третья пьеса - о пауках в банке - самих чиновниках.

Многие критики отмечали, что "трилогия Сухово-Кобылина изобразила современную ему русскую жизнь в трех составляющих: падение дворянства, беззаконие, распад личности, обуреваемой наживой и местью", что в ней автор выступил как обличитель государственной системы современного ему общества, яростным ненавистником всякого чиновничества вообще. Видели в его трилогии и перекличку с "Бесами" Достоевского - в пьесах автор называет чиновников "воинством Антихриста".

"Смерть Тарелкина" появилась на сцене впервые в 1900 году под названием "Расплюевские веселые дни", а трилогия впервые была поставлена в 1917 году Всеволодом Мейерхольдом в Александровском театре.

Семейная жизнь у Сухово-Кобылина так и не сложилась. Нарышкина, уехавшая в разгар следствия во Францию, родила от него девочку, жившую затем в ее доме под именем сироты Луизы Вебер. Александр Васильевич еще дважды был женат, на француженке и на англичанке, но обе жены умерли, не прожив в браке с ним и по году. Сухово-Кобылин с разрешения императора Александра III удочерил Луизу Вебер, скрасившую ему старость. Портрет же ее матери висел на стене его кабинета всю жизнь.

В 1902 году Сухово-Кобылин был избран почетным академиком по разряду изящной словесности Российской Академии наук. Умер писатель в Болье (близ Ниццы) 11 марта 1903 года.

В архиве писателя остались и поныне неопубликованные произведения. Среди них - памфлет "Квартет" - о чиновниках, которые как "пауки переносят паутины на новые и свежие места грабительства", и, плодясь и распространяясь, как раковая опухоль, ведут к перерождению всего общества.



Реставрация старых книг Оценка старинных книг Энциклопедия букиниста Русские писатели Библиотека Ивана Грозного Для вебмастеров Архив сделок