Из книжного собрания
Александра Лугачева

Главная Каталог книг Древние книги История древних книг История русских книг Старинные книги Антикварные книги Купим Доставка     
Путь:
Корзина 0 товаров
На сумму 0 руб.
Поиск в каталоге:
ищем:
в разделе:
автор:
стоимость: от до руб.
год: от до г.
язык:
   

Осип Эмильевич Мандельштам


В каждом писателе невозможно отделить мужское начало от женского, прозаика от поэта. В настоящей прозе есть поэтическое начало, а истинная поэзия держится на прозаических подробностях. Так вот, о Мандельштаме. Осипа Эмильевича сделало великим поэтом мужское агрессивное начало, а погубило - неверное женское. Прозаик Мандельштам едва не перечеркнул себя-поэта, а поэт Мандельштам свел прозаика в могилу.

ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ

Дело в том, что когда в 1925 году вышла автобиографическая повесть Мандельштама "Шум времени", Марина Цветаева, за десять лет до того плененная его стихами, дала гневную отповедь автору. Возмущенная его непоследовательным отношением к событиям Гражданской войны вообще и к Добровольческой армии в частности, она написала: "Шум времени Мандельштама - оглядка, ослышка труса. Правильность фактов и подтасовка чувств. С таким попутчиком Советскую власть не поздравляю. Он так же предаст ее, как Керенского ради Ленина, в свой срок, в свой час, а именно: в секунду ее падения... В прозе Мандельштама не только не уцелела божественность поэта, но и человечность человека... Мой ответ Осипу Мандельштаму - мой вопрос всем и каждому: как может большой поэт быть маленьким человеком?"

Но там же поэтесса отчасти ответила самой себе: "Мандельштам-поэт (обратно прозаику, то есть человеку) за годы Революции остался чист. Что спасло? Божественность глагола". Тем не менее через девять лет поэт с этим глаголом полез на рожон, написав о Сталине пасквильный памфлет, названный Борисом Пастернаком "не литературным фактом, но актом самоубийства": "Мы живем, под собою не чуя страны, / Наши речи за десять шагов не слышны. / Только слышно кремлевского горца - / Душегуба и мужикоборца". Еще через три года Мандельштам выдавил из себя "Оду" Сталину, но она его, увы, не спасла. "Нам не дано предугадать, / Как наше слово отзовется, - / И нам сочувствие дается, / Как нам дается благодать...".

Будущий поэт родился 3 января 1891 года в Варшаве в семье купца первой гильдии Эмилия Вениаминовича (Хацкеля Вениаминовича) Мандельштама и музыкантши Флоры Осиповны, урожденной Вербловской. В 1897 году семья переехала в Петербург. После окончания коммерческого Тенишевского училища (1907 г.), в котором Осип начал писать стихи, он учился в Сорбонне и в Гейдельбергском университете. Побывал в Швейцарии и в Генуе. В 1911 году, перейдя в лютеранскую веру, юноша поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, где изучал романскую филологию (с перерывами) до 1917 года.

Осип Мандельштам начал поэтическую карьеру как символист. Первые стихи опубликовал в журнале "Аполлон" в 1910 году. Познакомившись в Париже с Николаем Гумилевым и в Петербурге с Анной Ахматовой, поэт примкнул к акмеистам и вошел в "Цех поэтов"; регулярно выступал в нем и читал публично стихи. В 1913 году Мандельштам выпустил первый поэтический сборник "Камень", в котором выработал свой собственный уникальный стиль.

На Первую мировую войну поэт откликнулся стихотворением "Европа". В годы лихолетья несколько раз побывал в Крыму, писал статьи, занимался переводами Расина, выступал с чтением своих стихов, какое-то время жил в Москве, познакомился с Мариной Цветаевой.

Встретив Февральскую революцию в Петрограде, Мандельштам уехал в Феодосию, а перед Октябрьской революцией вернулся в столицу. Написал несколько знаменитых стихотворений: "Не знаю, может быть, не хватит мне свечи...", "Среди священников левитом молодым...", "Кассандре" и другие.

В 1918 году Мандельштам трудился в Комиссии по эвакуации Петрограда, сотрудничал с газетами "Вечерняя звезда" и "Страна", служил в Наркомпросе, выступал с чтением стихов на вечерах. На следующий год поэт уехал в Харьков, где работал во Всеукраинском литературном комитете при Наркомпросе Украины; печатался в харьковских "Известиях" и "Путях творчества".

В Крыму поэт по подозрению в связях с подпольщиками был арестован врангелевской контрразведкой, но хлопотами писателей был освобожден. Мандельштам уехал в Батум, но и там был арестован военными властями и вышел на свободу случайно. Везде с большим успехом выступал с чтением стихов. После двухлетних скитаний по югу России и Кавказу (Ростов, Кисловодск, Баку, Тифлис, Батум, Сухум, Новороссийск, Харьков, Киев) поэт осел с женой, Надеждой Яковлевной, в девичестве Хазиной, в Москве.

В 1922 и 1923 годах увидели свет два издания книги под названием "Tristia" ("Книга скорбей"), с посвящением жене. Критики отметили, что за годы социальных бурь поэт из рационалиста превратился в иррационалиста (в поэтическом смысле). Затем года склонили поэта к прозе, и он, продолжая разъезжать по стране, печатал в газетах очерки, выпустил автобиографию "Шум времени" и повесть "Египетская марка" (1927 г.). Работал Осип Эмильевич и над переводами и детскими стихами. В 1928 году вышел его последний прижизненный поэтический сборник "Стихотворения", а также книга избранных статей "О поэзии".

В 1928-1929 годах из-за недоразумения (на титульном листе перевода "Тиля Уленшпигеля" Мандельштам был ошибочно указан переводчиком, тогда как он осуществлял лишь литературную обработку перевода) поэт был обвинен в плагиате и потерял работу в издательствах. Тогда же он написал "Четвертую прозу" и знаменитое стихотворение "Я вернулся в мой город, знакомый до слез...". В Доме Герцена поэту была выделена комната, Советом Народных Комиссаров назначена пенсия. В "Новом мире" и в газетах публиковались стихи; в Москве и Ленинграде только в 1932 году прошло не меньше пяти творческих вечеров.

После публикации "Путешествия в Армению" (1933 г.) критика обрушилась на поэта с разгромными статьями. И Осип Мандельштам не придумал ничего лучше, как дать сдачи Сталину - написал эпиграмму о "горце", где намеренно оскорбил вождя, обозвав его "осетином". Поэт пребывал в гибельной эйфории, думая, что его тут же уничтожат и о нем станет говорить вся страна, но он "всего лишь" был арестован и отправлен в ссылку в Чердынь, где едва не покончил с собой, выбросившись из окна (его спасли), а затем по выбору ссыльного был направлен в Воронеж.

Три года ссылки стали временем создания трех поэтических "Воронежских тетрадей", "Стихов о неизвестном солдате". Мандельштам писал тексты для воронежского радио, недолго работал литконсультантом в воронежском Большом советском театре. Ахматова, Пастернак, Шкловский, Всеволод Вишневский помогали поэту материально.

Получив в 1937 году разрешение выехать из Воронежа, поэт поселился в подмосковном Савелово, а затем в Калинине. Спустя год Мандельштам был снова арестован и отправлен по этапу в лагерь, на Дальний Восток. Осип Эмильевич Мандельштам скончался 27 декабря 1938 года от тифа (по другой версии - от паралича сердца) в пересыльном лагере Владперпункт (Владивосток). Реабилитирован посмертно: по делу 1938 года - в 1956-м, по делу 1934 года - в 1987-м.

Архив поэта сохранила его жена, написавшая в своей "Второй книге" о товарищах ее мужа: "Вокруг нас копошились писатели". Как ни странно, Хазина Н.Я. имела в виду и тех писателей, которые не раз выручали Мандельштама из беды и помогали ему материально.



Реставрация старых книг Оценка старинных книг Энциклопедия букиниста Русские писатели Библиотека Ивана Грозного Для вебмастеров Архив сделок