Из книжного собрания
Александра Лугачева


Главная Каталог книг Древние книги История древних книг История русских книг Старинные книги Антикварные книги Архив сделок Купим Доставка     
Путь:
Корзина 0 товаров
На сумму 0 руб.
Поиск в каталоге:
ищем:
в разделе:
автор:
стоимость: от до руб.
год: от до г.
язык:
   

Либерея с неба


Иван III - видная фигура русской истории - первый принял титул царя и герб двуглавого орла Византийской империи, принесенный туда от хеттов. Иван III оказал огромную услугу истории и отечеству, приютив у себя в подземном Кремле своеобразное, беспрецедентное в истории "приданое" Софьи Палеолог в виде ядра библиотек византийских царей и патриархов. Он оставил своему сыну от Софьи Василию (1479-1533 гг.) - сын Юрий был слаб умом - огромное богатство, которому рачительно составил реестр и опись, но в которых ни словом не обмолвился о таинственном греческом культурном сокровище, совсем, казалось, забытом и никому при дворе не нужном. Да так оно, в сущности, и было. Для Ивана III книжное иноязычное собрание в заколоченных ящиках было чуждо, а для Софьи - раз оно было надежно укрыто от огня и лихих людей, то и ладно.

ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ

К тому же со стройкой Кремля было в основном закончено: Алевиз своею стеной по Неглинной замкнул Кремль, а обведя его еще и водяными рвами, обратил его в неприступный остров, с подъемными мостами на железных цепях. Иван III мог торжествовать: миланский замок-крепость в основном был перенесен в Москву. Его преемнику оставалось довершить пустяки: отстроить в 1514 году рухнувшие от землетрясения церкви святого Лазаря (прогремевшую в конце ХIХ века в связи с библиотекой Грозного) и церковь Рождества Богородицы, в подвале которой Софья хранила первое время привезенные ею сундуки с книгами. Наконец, с возобновлением собора Спаса Преображения в 1527 году начатая еще Иваном III постройка нового Кремля была закончена: Кремль преобразился совершенно, Великий князь Василий III вошел с семьей в новый каменный дворец, чуть-чуть только недостроенный его отцом.

Однако путь к благополучному трону Василию достался нелегко, это был путь через кровь и трупы. В 1498 году "по диавольскому навождению и лихих людей совету, въоспалеся князь великий Иван Васильевич на сына своего Василия да на жену свою на великую княгиню Софью, да в той вспалке велел казнити шестерых детей боярских на леду, головы им секоша декабря 27". "Спалка" была за то, что к великой княгине "приходили бабы с затеи", а сын Василий хотел "израду" учинить над внуком (Ивана III) князем Димитрием и захватить великокняжескую казну в Вологде и на Белоозере.

Борьба между невесткой Ивана III Еленой и женой Софьей Фоминичной из-за того, чей сын получит московский престол, разделила весь двор на два враждебных лагеря и поставила самого Ивана III в положение, угрожавшее его личной безопасности. Он принужден был "жити в брежении" от своей жены, вынужден был утопить "лихих баб", с которыми та вела темные переговоры, порубать головы сначала боярам, злоумышлявшим против внука Димитрия, и засадить под стражу сына Василия, а затем, в свой черед, казнить приверженцев Димитрия, а его самого, венчанного уже на царство, "посадили в камень и железа на него возложить". При таких семейных условиях, понятно, Василию не до библиотеки было какой-то там неведомой, подземной.

Русские летописи в отзывах о Василии соблюдают крайнюю осторожность. Зато о нем подробнее поведали два иноземца. Первый из них - австриец, барон Герберштейн, побывавший в Москве дважды. Другой - епископ Ночерский, Паоло Джьовио, которого еще Герасимов посвятил в тайны московского двора. Таким образом, можно воскресить среду, где действовал Василий, и разобраться более или менее в характере этого государя.

В лице сына Ивана III и Софьи Палеолог мы имеем результат смешения двух рас (Пирлинг). Однако от слияния византийской крови с русской не родилось ни мощного гения, ни выдающегося характера. Василий III был "дюжинным человеком". Быть может, он больше казался таким, нежели был им в действительности: слишком уж заслоняли его могучие фигуры и отца его Ивана III, и сына Ивана IV Грозного. Тем не менее, и этот великий князь обладал энергией и выдержкой истинного потомка Калиты. Подобно своим предкам, он много потрудился над объединением Русской земли. За Псковом наступила очередь Рязани и Новгорода Северского. Дело территориального объединения России можно было считать законченным

Нападали крымцы с казанцами и, другой раз, запорожцами. Василий не был Димитрием Донским. Ему недоставало личного мужества. В 1521 году хан подступил к самой Москве. Москва чуть-чуть не была взята приступом. Великий князь заботился только о своей собственной безопасности. Предоставив боярам оборонять столицу, сам спасся бегством на север. Рассчитывать на помощь Василия III в крестовом походе на турок было невозможно: помехой этому являлась уже его оглядка - как бы чего не вышло! Правда, он громогласно заявлял о своей ненависти к неверным, но ведь удобнее действовать языком, нежели мечом.

Можно ли думать, по крайней мере, что Василий III был благосклонно настроен по отношению к римской церкви и папе? Он отмалчивался. Когда же его припирали к стене, всякий раз решительно заявлял о своей преданности греческой вере. То был язык сердца. А каковы были его чувства к папе? Он питал к нему, по Герберштейну, какую-то исключительную ненависть и просто именовал его учителем римской церкви. В этом, несомненно, сказывалось также влияние его матери, убежденной православной. Поведение ее сына доказало лишний раз бессилие над нею римских плутней времен кардинала Виссариона.

Молодому наследнику Василию шел всего 23-й год, когда смерть принялась беспощадно косить великокняжескую семью: в 1502 году скончался Андрей Палеолог, брат Софьи, продавший ей свое первородство на византийский престол; через год после него ушла и сама Софья; за ней, два года спустя, и великий князь Иван III, в 1505 году.

Остался 26-летний наследник Василий III обладателем несметных сокровищ, о которых он больше смутно слышал, чем знал. Тогда решил он осмотреть лично все, что досталось ему от отцов и дедов, где бы оно, в каких бы тайниках ни хранилось. Обшарил все во дворце, осмотрел все подклеты и тайники, спустился в таинственный для него подземный Кремль. Каждую щель примечал, которую ему тут же расчищали. Так, неожиданно для себя и своего окружения, натолкнулся он на таинственный каменный сейф с мертвыми книгами своих греческих предков. Это было совершенно неожиданно и совершенно случайно.

Если бы он знал или даже подозревал об этом раньше, ему не потребовалось бы несколько лет, чтобы раскачаться. Новгородский повествователь XVI века "О Максиме Философе" говорит: "Осмеи убо тысячи наставши, в четвертое-на-десять лето годищного обхождения русские земли скипетр держащу благо... Василию Ивановичу... непоколицех убо летах державы царства своего, сей православный Василий Иванович отверзе царская сокровища древних великих князей, прародителей своих, и обрете в некоторых полатах бесчисленное множество греческих книг".

Тайное родительское сокровище, скрытое от него! Чувство удивления и обиды сжало сердце князя. Пораженный неожиданностью открытия неслыханного клада, Василий III терялся в догадках: когда и почему он здесь? Каким образом великий князь "отверзе" сейф, мы не знаем. Что за помещение было так неожиданно открыто великим князем? Была ли это круглая Свиблова башня в миниатюре, с тремя сводами-ярусами, или сводчатые четырехугольные двухъярусные белокаменные палаты типа тайников Троицкой башни, трудно сказать, не имея никаких, хотя бы и отдаленных намеков в источниках на этот счет.

Великий князь, порывшись, убедился, что книги и манускрипты почти исключительно по-гречески. Язык хотя и материнский, но которого он не знал. Нужен был переводчик. Да мало переводчик: нужен был человек образованный, который мог бы библиотеку изучить, описать, богослужебные книги перевести, поврежденные исправить и ересь жидовствующих побить...

Решение Василия III раздобыть ученого грека-переводчика было непреклонным. Он обратил внимание на Восток: там рассадник ученых монахов греческой веры Афон. После падения Константинополя Афон был главным хранителем и складом книг. Но Афон был под султаном! Великий князь с грамотой - к султану - прислать ему какого-нибудь ученого грека. Великому князю указали на Максима. Одновременно великий князь обратился к патриарху в Константинополь. Патриарх ревностно искал такого ученого и в Болгарии, и в Македонии, и в Салониках. Наконец, узнали, что на горе Афонской есть два инока: Савва и Максим, "богословы искусные в языках".

Обрадованный Василий III - на Афон, к проту, с грамотой, "чтобы есте к нам прислали вместе с нашими людьми с Василиим с Копылом, да с Иваном Варавиным из Ватопед монастыря старца Савву переводчика книжного на время, а они есте нам послужили, а мы от даст бог, его пожаловав, опять к вам отпустим". С Саввой великому князю, однако, не повезло: "старей Савва, быв многолетен, ногами немощен, не возможе исполнити повеления... великого князя, о нем же и прощения просит", по другой версии - вследствие "старости и болезни кожные". Наиболее правильным и решающим все неясности надо считать заявление самого Максима, что он пришел "Савве за старость отрекшуся ко царствующему всея Руси граду Москве".

Максим прибыл в Москву в 1518 г. Зачем, собственно? Ответы самые разнообразные: а) для исправления книг в связи с ересью жидовствующих; б) для перевода Псалтыри и исправления книг; в) для описания великокняжеской библиотеки; г) по частному книжному делу; д) за милостынею. Нагрузка на одного ученого, как видим, колоссальная. Самым первым по времени, самым обширным и важнейшим трудом, ради перевода которого, собственно, и вызван был Максим Грек в Россию, над которым он трудился год и пять месяцев (с марта 1518 г. по август 1519 г.) - является перевод... Толковой Псалтыри, заключавшей в себе толкования многих древних отцов и учителей церкви, а также Триоди. Около этого же времени, в 1519 году, Максим сделал опись книгам великокняжеской библиотеки по поручению великого князя.







Реставрация старых книг Оценка старинных книг Энциклопедия букиниста Русские писатели Библиотека Ивана Грозного Для вебмастеров