Из книжного собрания
Александра Лугачева


Главная Каталог книг Древние книги История древних книг История русских книг Старинные книги Антикварные книги Архив сделок Купим Доставка     
Путь:
Корзина 0 товаров
На сумму 0 руб.
Поиск в каталоге:
ищем:
в разделе:
автор:
стоимость: от до руб.
год: от до г.
язык:
   

История книги и книгопечатания на Руси


В Древней Руси, как и во всей Европе, первым печатным книгам очень долгое время предшествовали книги рукописные. Переписывание в те времена служило единственным способом размножения старинных книг. По словам летописца Нестора, переписчики на Руси существовали уже при Ярославе Мудром, то есть в начале XI столетия. Нужно понимать, что в древние времена школой для народа служили православные монастыри, являясь единственным рассадником грамотности.

ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ

Книгопечатание двигалось в сторону Руси очень медленно. Прошло более столетия с момента начала работы типографии Иоганна Гуттенберга, прежде чем в  России на смену рукописным книгами пришли издания печатные. Надо сказать, что типографский язык быстро изучил вся языки, распространенные в Европе. Основным шрифтом, которым книги печатались в средние века, был латинский язык. Однако существовали и алфавиты других графических форм. Прежде всего - греческий. Впервые он был использован в греческой грамматике, составленной Константином Ласкарисом и напечатанной в 1476 году в Милане Дионисием Парависином. А в 1488 году во Флоренции на родном языке впервые в истории был напечатан Гомер. Затем в Венеции греческими шрифтами печатал легендарный Альд Мануций.

Славянский язык в те далекие времена имел два алфавита - глаголический и кирилловский. И хотя вторым мы пользуемся до сих пор, первые славянские книги начали печатать именно на глаголице. Первой глаголической печатной книгой стал Миссал, изданный в 1483 году. По этой книге отправляют богослужение в католических храмах. Старинное издание очень красивое, хотя ни иллюстрациями, ни орнаментами не украшалось. До наших дней сохранилось всего десять книг Миссала. Считается, что книга была издана в Венеции, хотя в самом издании ни место печатания, ни имя типографа не указаны.

Впрочем, тут есть место для библиографической интриги. Хорватский историк письменности и книговед Звонимир Кулунджич (1911-1994 гг.), рассматривая книгу, обнаружил на одной из страниц слепое тиснение глаголических букв. Это была какая-то надпись оттиснутая с типографских литер, не накатанных краской. Рельефное изображение было от времени сглажено, но Кулунджичу все-таки удалось прочитать: "ГБДКГБРОЗЖ". Историк решил, что это тайнопись, и предложил следующую расшифровку: Г[осподин] Б[роз] Д[олянин] Г[осподин] БРОЗ Ж[акан]".

Дело в том, что имя дьякона Броза известно в истории хорватской словесности и даже сохранились сочинения, написанные им - одно из них было написано в 1486 году около деревни Косинь. Кроме того, известны путевые заметки епископа Себастиана Главинича, рассказывающие о его поездках в 1691 году. Епископ указывает в них, что своими глазами видел Миссал, на котором якобы было указано место печатания - Косинь. Звонимир Кулунджич поехал в эту деревушку, но никаких следов будто бы существовавшей там типографии не нашел.

Это, впрочем, не помешало ему издать книгу "Kosinj - колыбель книгопечатания славянского юга", в которой он привел много утверждений в пользу своей гипотезы. По сегодняшний день научному сообществу пока не удалось ни полностью доказать, ни опровергнуть выводы его исследований о том, что происхождение первой глаголической печатной инкунабулы должно относиться именно к Косини.

Тем временем другой хорватский историк Валентин Путанец в другом экземпляре Миссала нашел глаголическую надпись, которая в латинской транскрипции выглядела как "NOEMIL". Путанец расшифровал эту надпись как: "N[icolaus] O[rdinis] E[remitarum] M[odrussiae] I[mpressit] L[oco]", то есть "Печатал в городе Модрусе Никола". Кулунджич с ним категорически не согласился, настаивая, что нельзя расшифровывать по-латыни надпись в книге, отпечатанной на глаголице, и предложил свой вариант: "Н[ашего] О[тца] Е[диного] М[олимо] И Л[юбимо]".

Оценивая результаты этого спора, другие хорватские историки не без остроумия заметили, что "NOEMIL" может означать что угодно - от имени библейского персонажа, построившего ковчег во время Потопа до названия цитрусового плода, если читать его справа налево.


Старинные книги и книгописание в Древней Руси
В древние времена школой монастыри служили единственным рассадником грамотности. Основатель и первый игумен знаменитой Троице-Сергиевой лавры, преподобный Сергий, со своими подвижниками, также занимался перепиской книг. За неимением бумаги святитель писал книги на бересте. Вообще береста в Древней Руси была самым распространенным материалом для писания книг. В Императорской Публичной библиотеке на обозрение была выставлена берестяная книга, шитая лыком. Там же хранилась берестяная расписка из Сибири, датированная XVII веком, которая служила для черчения межевых планов. В юридических актах XV столетия нередко встречаются выражения: "да и на лубъ выписались… да и велись по лубу", то есть на бересте. далее

Самые первые печатные книги на Руси
Царь Иван Грозный в 1551 году обратил внимание на неисправность рукописных книг, говоря, что "божественные книги писцы пишут с неисправленных переводов и тем самым ошибку к ошибке прибавляют". Тогда Стоглавый собор постановил, чтобы священники исправляли те богослужебные книги, в которых замечены ошибки. Затем была строго запрещена продажа рукописных книг с ошибками. Если выяснялось, что кто-то продавал книгу неисправленную, то подобную книгу предписывалось отбирать даром – "и те книги имати даром, без всякаго зазору", а исправивши отдавать в церковь, которая постоянно испытывала недостаток в книгах. Чтобы избежать ошибок в рукописных книгах, следовало изменить сам способ их производства, то есть начать печатать. далее

История русской книги: распространение типографий
Сведения о грамотности в Древней Руси можно почерпнуть из старой книги профессора Соболевского А.И. "О грамотности в древней Руси XV и XVI веков". На основании документальных свидетельств автор приходит к выводу, что грамотные люди в XV-XVII веках встречались во всех слоях общества. Духовенство являлось поголовно грамотным. Высший светский класс, бояре и боярские дети были грамотны наполовину. Среди купечества грамотность тоже была обычным явлением (от 75 до 96%). Грамотных из низших светских сословий встречалось в разы меньше, но их процент между посадскими людьми вряд ли может быть обозначен ниже, чем 20%, а между крестьян – ниже 15%. Менее всего грамотных встречалось среди стрельцов, пушкарей, казаков. далее

История книги: первая русская типография за границей
Купец Иван Тессинг по желанию Петра I открыл в Амстердаме первую русскую типографию. Ему была выдана грамота "за учиненныя им великому посольству (русскому) службы". Отпечатанные Тессингом чертежи, книги и портреты дозволялось ему или его приказчику привозить к Архангельску, а также и в другие города "повальною торговлею с платежом указанных пошлин, на уреченное время с настоящего (1700) года вперед на 15 лет". Но предприятие Тессинга вскоре потерпело неудачу. Так, около 1708 года, мастер, печатавший книги в типографии Тессинга после его смерти в 1701 году, не имея никаких средств к существованию, отправился со своей славянской типографией в Россию, но по дороге в районе Данцига его станками и шрифтом завладели шведы. далее

Подчинение печатного двора монастырскому приказу
С учреждением монастырского приказа и назначением его начальником боярина Мусина-Пушкина И.А. Московский печатный двор, ведавший типографскими делами, поступил в управление Мусина-Пушкина. Сама же Московская типография до 1722 года находилась в ведении директора Федора Поликарпова. Должность эта в то время требовала опыта и знаний, так как исправление церковных книг, начатое при Никоне, продолжалось и при Петре I. После Поликарпова, отрешенного от должности директора "за взятки и начет в 4.453 рубля 75 копеек и два червонца", до конца 1762 года начальником московской типографии был Замятин, служивший прежде в камер-коллегии, а потом снова был назначен Поликарпов, который и умер в этой должности в 1731 году. далее

Появление первых русских газет
История первых газет в мире: если не принимать во внимание римские "Acta Diurna", греческие "Ephemerides" и китайские "Книги-Го", выходящих с 911 года, то первой газетой на Земле стал рукописный листок, издававшимся венецианским правительством в XVI столетии и сообщавший известия о войне с турками. Этот листок назывался "Notizie Scritte", но продаваясь за мелкую монету, носившую название "Gazette", стал известен всюду именно под этим именем. Когда с течением времени подобные листки стали выходить не только в Венеции, но и во всей Италии, Франции, Испании и Англии, то они уже стали прямо именоваться "газетами". Они выходили не постоянно, а по случаю серьезных событий, сообщая известия о войнах и придворных новостях. далее

Русские официальные издания в Пруссии в XVIII веке
Во время Семилетней войны русская армия заняла восточную Пруссию, и тогда в Кенигсберге было учреждено русское управление, одним из действий которого являлось издание газет, предназначенных для описания военных действий русской армии и опровержения известий берлинских газет. В 1758 году начала выходить на французском языке газета под названием "Gazette de Konigsberg", и другая – на немецком языке "Konigsbergische-Staats-Kreigs und Friendes-Zeitung", последняя издавалась до 1760 года. К сожалению, обе эти газеты составляют такую библиографическую редкость, что их не было даже в Императорской Публичной Библиотеке. О них впервые упомянуто в "Литературных прибавлениях к Русскому Инвалиду" 1838 года. далее

История русской книги: первая типография в Петербурге
Первая петербургская типография размещалась справа от въезда в Петропавловскую крепость, возле главной харчевни. В 1711 году часть московской типографии была переведена в Петербург, а ее директором был назначен Михаил Петрович Аврамов, служивший до того времени в ведомстве московской оружейной канцелярии. Новая петербургская типография размещалась на Петербургской стороне, в собственном доме Аврамова, пока для нее не отстроили отдельного здания. Первый типографский станок, гражданские литеры и несколько типографских служителей были выписаны из Москвы. Сначала печать производилась под надзором печатников из Риги и Ревеля, впоследствии работу доверили русским мастерам. Первой из типографии вышла "Марсова книга". далее

Русские книги, напечатанные в Галле в 1735 году
Бывший воспитанник Киевской духовной академии Симон Тодорский перевел с немецкого и издал в Галле "Чтири книги о истинном христианстве", "Учение о начале христианского жития" и "Писанию святому согласующееся наставления к истинному познанию и душеспасительному употреблению страдания и смерти Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа". Первые две книги датированы 1735 годом и обозначено, что отпечатаны они в Галле. На экземпляре "Чтири книги" в Императорской Публичной Библиотеке имеется собственноручная надпись переводчика: "малый плод трудов своих в знаменование благодарственного сердца всесмиренно и всепокровенно подает недостойнейший слуга Семеон Тодорский, россиянин. В Галле, июня 1735 года". далее

История русской книги: московская типографская библиотека
Московская типография долго была единственной в России, поэтому ее деятельность не ограничивалась печатанием исключительно церковных книг. С ее историей связаны труды справщиков, занимавшиеся исправлением и редактированием рукописей, в первую очередь церковно-славянских текстов Библии. Во второй половине XVII века в московской типографии издавалось уже немало книг различного содержания. Надо отметить, что испокон веков летописание на Руси было частным делом, свойственным, в первую очередь, монахам как лицам, располагающим достаточным для этого знанием, образованностью и временем. Но русские князья рано стали понимать все важность и опасность оставления такого дела в частных руках и вне всякого контроля. далее

Появление первых гравюр в русских книгах
Первые отдельные картинки в старинных русских книгах появились еще в Библии, изданной в Праге доктором Франциском Скориной в 1517-1519 годах, хотя эти картинки и не имеют ничего общего с гравюрами, которые встречаются в старых славянских книгах. Особенно хорош портрет Скорины, сидящего за столом в своем кабинете. Верху листа размещен герб Скорины - луна и солнце, а внизу - монограмма мастера. Первые славянские книги, изданные в Венеции в конце XV столетия, не имели гравюр. Несколько позже, в Октоихе 1537 года встречается герб Божидара, а также вырезанная заставка с изображениями Святого Козьмы, Иоанна Дамаскина и Преподобного Иосифа, а в общей Минее 1538 года – картинка, изображающая Рождество Христово. далее

Развитие книгопечатания в России в 1747-1800 годах
В 1747 году при Академии Наук были устроены две типографии, одна – для печатания книг на иностранных языках, вторая – на русском. В 1753 году было приказано открыть типографию при киевской митрополии для печатания в ней церковных и присылаемых из Палестины и других стран книг на греческом и польском языках. В 1756 году была учреждена типография при Московском университете, а в следующем году – при Сухопутном кадетском корпусе. В том же году было приказано не брать пошлин со свинцовых литер, выписываемых из-за границы. В 1759 году была основана типография при артиллерии и фортификации; в 1761 году учредили особую типографию (причисленную к Сенатской) для печатания книг, переводимых советником Волковым. далее

История книги в России: походная типография князя Потемкина
Кочевая или походная типография князя Потемкина-Таврического была взята его светлостью из Военной коллегии 1 августа 1787 года во время путешествия императрицы Екатерины II по России и находилась при нем: в Кременчуге – по 6 июля 1789 года, в Елисаветграде – по 11 декабря того же года, в Яссах – по 15 июля 1790 года, в Бендерах – по 1 января 1791 года, снова в Кременчуге – по 9 мая 1792 года, в Архангельском шанце (Архангелогороде) – по 23 июня 1792 года, снова в Кременчуге – по 28 июня 1793 года. После смерти князя Потемкина его типография была доставлена тайным советником Поповым В.С. к бывшему екатирнославскому губернатору Каховскому В.В., который передал ее в ведение Екатеринославского приказа общественного призрения. далее

История русской книги: сибирская и сельская типография
Еще в 1705 году к Петру I обращался некий Филофей Лещинский с просьбой разрешить ему открыть типографию в Сибири, однако разрешения не последовало, и первый печатный станок появился в Сибири лишь в 1789 году. Произошло это в Тобольске, где появилась первая сибирская типография, принадлежавшая местному купцу первой гильдии Василию Корнильеву, имевшему собственную бумажную фабрику. Об открытии типографии Тобольское наместническое управление известили печатным указом 5 апреля 1789 года, разослав его во все присутственные места и учреждения. Первая книга, напечатанная в типографии Корнильева, как видно из упомянутого указа о ее открытии, была переведенная с французского языка повесть "Училище любви". далее

История книги в России: первые книгопродавцы Петербурга
Указ императрицы Екатерины II от 15 января 1783 года, разрешивший заводить "вольные типографии", способствовал развитию издательской деятельности в России. До 1760 года единственным местом в Петербурге, где можно было приобрести печатную книгу, являлась книжная палата Академии Наук. Вторая книжная лавка была открыта Иоганном Якобом Вейтбрехтом, хотя некоторые историки считают, будто магазин Вейтбрехта играл роль своеобразного "коллектора", и розничной торговлей как таковой Вейтбрехт никогда не занимался, предпочитая оптовые торговые операции. В качестве комиссионера Академии наук он отправлял за рубеж большие партии академических книг и, наоборот, поставлял в Академию наук иностранные книги. далее

Антикварные книги. Книжное дело в Москве до XIX века
Возникновение антикварного книжного дела в Европе должно отнести к середине XVI столетия. Родина его - Германия, где уже в 1564 году появились первые каталоги старых и новых книг, продававшихся на ярмарках в Лейпциге и Франкфурте. Начиная с этого времени, важно проследить шаг за шагом развитие и рост антиквариата в каждой стране по городам, а в городах - по местным производителям. Материал для изучения антикварного дела на Западе, особенно в Германии, где обладают полными исчерпывающими обзорами своей книжной производительности, издаваемыми на протяжении более 300 лет; где история и успехи библиографии находятся в неразрывной связи с судьбами книжной торговли, настолько обширен, что его не уложить и в большую книгу. далее

Антикварные книги. Антикварное книжное дело в Петербурге
Эра гражданской книги начинается с Василия Степановича Сопикова. Он первый делает грандиозный шаг вперед в деле распознавания качества книги и ее распространения в России. Гартвиг Людвиг Христиан Бакмейстер с его известной "Russische Bibliothek" не в счет, как вышедший на немецком языке и доступный только самому узкому кругу ученых. Пора увлечения редкой книгой за границей в XVIII веке и в начале XIX столетия была в полном расцвете, породив там огромную библиографическую литературу, разработанную до мельчайших подробностей и облегчавшую собирателям труд. Особенно прославился Гильом Дебюр и его каталоги знаменитых библиотек герцога Лавалльера, Бриенна, Рандон-де-Буассэ, герцога Омальского, Гольбаха. далее

Антикварное книжное дело в Москве с 1870-х годов
Московский, так называемый каталожный период, когда антикварное дело приняло более или менее организованный вид, начался также с восьмидесятых годов, но протекал несравненно слабее Петербургского, дав на протяжении более тридцати лет, как видно из приложенного здесь "Списка", всего в общей сложности 318 каталогов, выпущенных двадцатью компаниями. Число тем более скромное, если из него на долю одного Шибанова падает 168 каталогов. Но прежде чем дать характеристику деятельности лиц, выпускавших каталоги, следует коснуться общего положения антикварного дела в Москве за этот период. Для введения должно сделать одно общее, увы, не совсем лестное замечание. далее

Антикварные книги и книжное дело в провинции
В провинции дело с каталогами развито было слабо, как видно из приложенного списка. Такие крупные центры, как Киев, Харьков, Одесса и даже Варшава не дали почти ничего. Рига представлена одним Киммелем. Как будто антикварная жизнь в них не существовала. Но это только судя по количеству каталогов. На самом же деле жизнь там била ключом; букинистов было такое изобилие, что приходилось удивляться, кого они обслуживают. Целые улицы - Фундуклеевская и Подол в Киеве, Иерусалимская в Варшаве, Старый город в Риге, толкучка и в разных частях города - в Одессе, Московская улица и площадь внизу близ университета в Харькове, Гостиный двор и Проломная улица в Казани - обильно были усеяны лавочками букинистов. далее

Антикварное книжное дело в России в конце XIX века
Подводя итоги деятельности торговцев антикварными изданиями в Москве, Петербурге и других городах российских: книгопродавцев-антиквариев как столичных, так и провинциальных, нужно сказать, что наличие более или менее выдающихся среди них далеко не исчерпывается теми, которые издавали каталоги. И чем глубже туда, в девяностые, восьмидесятые годы XIX столетия, тем яснее будет картина, что пионерами по изданию каталогов были не самые сильные, а самые, так сказать, прыткие. Старики выжидали, что будет с рискованными шагами молодежи, и многие из них так и остались верными своим старым, устоявшимся традициям, не увидев особенного проку от этого новшества, введенного их молодыми собратьями. далее





Реставрация старых книг Оценка старинных книг Энциклопедия букиниста Русские писатели Библиотека Ивана Грозного Для вебмастеров