Из книжного собрания
Александра Лугачева

Главная Каталог книг Древние книги История древних книг Старинные книги Антикварные книги Купим Доставка Архив сделок     
Путь:
Корзина 0 товаров
На сумму 0 руб.
Поиск в каталоге:
ищем:
в разделе:
автор:
стоимость: от до руб.
год: от до г.
язык:
   

Книжное и библиотечное дело в России во второй половине XVIII века


Время Екатерины II характеризуется дальнейшим укреплением самодержавного дворянско-крепостнического государства. Невыносимая эксплуатация крестьянства вела к восстаниям, самым значительным из которых была крестьянская война 1773-1775 годов под руководством Емельяна Пугачева. Крепостнические отношения тормозили развитие России. Но даже и в этих условиях вторая половина XVIII века была временем культурного подъема. Во второй половине XVIII века в дворянском образованном обществе широко распространяются идеи французских просветителей, растет спрос на французскую литературу. В 1785 году в Москве было три французских книжных лавки, а через пять лет их насчитывалось уже пятнадцать с оборотом в 200 тысяч рублей. Больше всего спрашивались произведения Вольтера. По подсчетам библиографа Полторацкого, за десять лет, с 1780 до 1790 года, было издано 140 переводов его сочинений.

ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ

Из Франции приходят газеты и журналы, которые читаются нарасхват. В библиотеках дворян можно было встретить редчайшие французские книги. Большое распространение французского языка среди дворян давало им возможность знакомиться с произведениями французских писателей в подлинниках. Сама Екатерина лицемерно выдавала себя за последовательницу французских просветителей, с виднейшими из них (Вольтером, Дидро) она состояла в переписке. Но за этой, внешне либеральной формой ее деятельности скрывалась политика твердого и решительного обеспечения интересов самодержавного дворянско-крепостнического государства. В последний период своего царствования Екатерина выступает как оплот борьбы против французской буржуазной революции.

В 80-х годах XVIII столетия в России наблюдается большой рост книжного дела. Если в 1762 году вышло 95 названий книг, то в 1785 году - 183; в 1786 году - 271; в 1787 году - 387; в 1788 году - 248. Выдающимся событием в истории русской культуры в это время была деятельность Новикова Н.И. Исключительно широкая и разносторонняя издательская деятельность Новикова началась в 60-х годах в Петербурге. Он издавал всевозможные книги на русском и иностранных языках, учебники, словари, книги по истории, географии и другим наукам, художественные произведения, журналы ("Трутень", "Живописец", "Кошелек" и др.), литературу для юношества.

В 1772 году Новиковым был издан "Опыт исторического словаря о российских писателях", где были даны сведения о 317 писателях. В 1773-1775 годах им было предпринято издание "Древней Российской Вивлиофики", в которой печатались исторические документы, извлекаемые из монастырских и иных книгохранилищ. В изданиях Новикова участвуют лучшие силы того времени. Он сам был и издателем, и редактором, и писателем, и организатором книготорговли. С 1779 года он взял в аренду расстроенную типографию Московского университета с книжной лавкой при ней, а через год эта типография стала лучшей в России. К Новикову перешло издание "Московских Ведомостей", в первый же год он улучшил их содержание и увеличил тираж с 600 до 4000 экземпляров. В течение первых двух с половиной лет Новиков в типографии Московского университета издал больше книг, чем до него было напечатано за 23 года.

В 1779-1780 годах вокруг Новикова начинает создаваться организация для "распространения истинного просвещения в России". 15 января 1783 года был издан указ Екатерины II о "вольных типографиях". Указ давал всем право заводить типографии и печатать в них книги. Но эти типографии были поставлены под надзор полицейской цензуры. Из новиковского кружка организовалась "Типографическая компания" - это было огромное по тому времени предприятие с большими средствами. Новиков Н.И. и его друзья организуют также и распространение и продажу книг. Открываются книжные лавки в Москве и в провинции, устанавливаются связи с книгопродавцами, организуется предварительная подписка на издания. Устанавливаются связи с заграничными книгоиздателями и книготорговцами.

Чтобы дать возможность читать книги тем, кто их не в состоянии покупать, Новиков Н.И. при университетской книжной лавке в Москве открывает бесплатную публичную библиотеку-читальню. За десять лет аренды университетской типографии Новиков напечатал в ней 558 названий различных книг, а всего Новиковым и его кружком было издано около тысячи названий книг тиражами до 2 тысяч, а в отдельных случаях до 10 тысяч экземпляров. Новиков заботился об удешевлении стоимости книг; цена его изданий колебалась от 15 копеек до 4 рублей.

Из книг, выпускаемых Новиковым, можно было составить разносторонне подобранную библиотеку. В своих изданиях он обличал невежественное дворянство, высмеивал увлечение всем иностранным, показывал недостатки в государственном управлении, тяжелое положение крепостного крестьянства. Кроме того, он со своими друзьями развил большую благотворительную и просветительную деятельность. Екатерина увидела во всей деятельности Новикова Н.И. опасность для самодержавного строя и жестоко с ним расправилась. Она сама лично руководила искоренением всего того, что было связано с деятельностью Новикова. Еще в конце 1785 года она дает распоряжение московскому главнокомандующему Брюсу об "освидетельствовании книг, выходящих из Новикова и других вольных типографий".
К просмотру книг было привлечено духовенство во главе с митрополитом Платоном. С рвением оно взялось за это дело. Новиков был допрошен по инструкции самой Екатерины. Книги в его лавке опечатали. Однако среди цензоров не было единодушия: "что... один находил для просвещения, то другой для развращения", - писал Брюс. Любопытно, что в число подозрительных книг попала одна книга, напечатанная с разрешения самого Платона, и анонимная брошюра "Тайна противу нелепого общества", сочиненная самой Екатериной против масонов.

Новиков Н.И. просил разрешить ему пустить в продажу азбуки, грамматики, лексиконы, романы, сказки, драматические произведения, математические, исторические, географические, экономические и т. п. книги, которые были в подавляющем большинстве среди его изданий и никак не могли считаться сомнительными. Екатерина разрешила это с намеком, что если Новиков и другие содержатели "вольных типографий" в будущем чем-либо ей не угодят, то понесут суровое наказание. Однако подозрительность ее по отношению к Новикову не только не ослабла, но усилилась, особенно после того, как началась французская буржуазная революция. Всякими путями старалась она досадить Новикову и ограничить деятельность его типографии. В 1790 году Екатерина жестоко расправилась с автором книги "Путешествие из Петербурга в Москву" Радищевым, а в 1792 году был арестован и заключен на 15 лет в Шлиссельбургскую крепость и Новиков Н.И., откуда он был освобожден только при Павле I.

Типография, книжные лавки Новикова были опечатаны. Множество книг после осмотра было уничтожено. Заключения цензоров, просматривавших издания Новикова, пестрят фразами о несогласии с верой и уставом церкви многих по существу безобидных для самодержавия и церкви книг. По поводу книги "О методах" было дано заключение, что она "не весьма нужная", о другой книге было сказано, что без нее "весьма обойтись можно". Московский главнокомандующий князь Прозоровский к числу вредных книг, изданных Новиковым, отнес трагедию Шекспира "Юлий Цезарь". Печальной участи подверглась библиотека Новикова. Как доносил Екатерине Прозоровский, 1964 книги из нее были отданы в Заиконоспасскую академию, 5194 в университет, остальные, вместе с привезенными из деревни Новикова и отобранными в его лавках, в количестве 18.656 экземпляров были истреблены.

В число этих сожженных книг попали некоторые произве¬дения Ломоносова, азбуки и другие книги на том основании, что при напечатании их не были соблюдены некоторые издательские формальности. В конце царствования Екатерины количество выпускаемых в России книг из года в год падало, и в 1796 году она запретила все столичные и провинциальные вольные типографии на том основании, что "для напечатания полезных и нужных книг имеется достаточное количество казенных типографий".

В 60- 90-х годах XVIII века замечается некоторое оживление в деле организации библиотек в России. Открылось несколько новых библиотек; как и при Петре, собираются большие частные библиотеки, ставится вопрос о библиотеках учебных заведений, появляются оригинальные проекты устройства новых библиотек. В связи с ростом внешней торговли, в интересах обеспечения большей товарности помещичьего землевладения, в 1765 году дворянами под покровительством Екатерины II было основано Вольное экономическое общество. При обществе была создана экономическая библиотека. Скудные сведения о первых десятилетиях ее существования не говорят об ее процветании. Тем не менее, к 90-м годам XIX столетия эта библиотека накопила большие и ценнейшие фонды литературы, особенно экономической. В 90-х годах XIX столетия, пользуясь книгами этой библиотеки, писал свои гениальные работы Владимир Ильич Ленин. При Екатерине II составилась ценнейшая по своему составу дворцовая библиотека в Эрмитаже. В первоначальный фонд этой библиотеки вошла личная коллекция книг Екатерины II, в нее поступило также много рукописей, собранных главным образом из монастырей, в том числе значительное количество летописей. Затем библиотека стала быстро пополняться путем приобретения ценных собраний книг, среди которых следует упомянуть библиотеки Дидро, Вольтера, итальянского маркиза Бернардо Галиани, историка князя М. М . Щербатова, библиотеку Петра III, переданную из ораниенбаумского дворца, и большое число книг, закупленных для Екатерины II в Берлине. Всего в библиотеке Эрмитажа к 1794 году было 40 тысяч книг.

Из истории покупки Екатериною библиотеки Дидро видно, как она старалась расположить в свою пользу французских просветителей и стремилась лишний раз подчеркнуть в Европе свою репутацию просвещенной монархини, покровительницы наук. Купив у Дидро библиотеку в 1765 году за 15 тысяч франков, Екатерина оставила книги в его распоряжении пожизненно и назначила ему ежегодное жалованье в тысячу франков за должность библиотекаря в принадлежавшей ему библиотеке. Через два года Дидро было уплачено 50 тысяч франков авансом в счет жалованья за 50 лет. Библиотека Дидро уже после его смерти была перевезена в Петербург в 1785 году. Из описания Петербурга, изданного в 1794 году, видно, что библиотека Дидро в это время хранилась в особой комнате и имела 2904 книги, большинство из которых было на французском языке. Помимо этого в библиотеке были также книги на английском, итальянском и латинском языках. Однако затем библиотека Дидро была обезличена, вошла в общий фонд Эрмитажа и в самостоятельной коллекции не сохранилась.

Библиотека Вольтера была куплена Екатериной у его наследницы в 1778 году за 135 тысяч ливров (30 тысяч тогдашних рублей), не считая ценных подарков. В 1779 году библиотеку Вольтера доставили в Петербург и поместили в Эрмитаже, где она хранилась до передачи ее в Петербургскую публичную библиотеку (1861 г.). Это уникальное собрание книг и рукописей Вольтера в течение многих десятилетий было почти недоступно для интересующихся им и сохранялось в неприкосновенности и никем не изученным. Следует упомянуть, что в 1832 году с большим трудом удалось получить доступ к этой библиотеке Пушкину А.С. В библиотеке Вольтера в 1879 году (по данным Публичной библиотеки) числилось 3420 названий в 6902 томах.

При начавшемся за последние годы систематическом изучении библиотеки Вольтера в ней обнаружены издания, неизвестные по французским библиографиям и каталогам. Но особая ценность этой библиотеки заключается в том, что она дает богатейший материал для изучения Вольтера. Во многих книгах ее имеются следы чтения их знаменитым писателем. Это чистые и заполненные конспективными записями закладки, наклейки, отчеркивания, приписки, пометки, фактические справки и различные записи, сделанные рукою Вольтера. В числе рукописей, находящихся в библиотеке, имеются рукописи, относящиеся к истории России при Петре. I.

Библиотека Бернардо Галиани имела около 1000 книг и была замечательна сочинениями по археологии и изобразительным искусствам. Библиотека историка князя М. М. Щербатова была приобретена Екатериною в 1791 году и имела около 15 тысяч книг, из которых в Эрмитаж было передано 5 тысяч томов. В числе этих книг было много драгоценных русских рукописей. В библиотеке Эрмитажа находилось большое собрание эстампов, которые хранились в связках, сгруппированных по предметам (портреты, ландшафты, виды, охотничьи изображения, сражения на море и на суше, древности, празднества, "архитектурные и другие технические фигуры").

В Эрмитаже хранилось также собрание книг, известное под названием Императорская Российская библиотека. Эта библиотека состояла из книг, которые в обязательном порядке представлялись двору всеми типографиями Петербурга и издателями; в 1793 году в ней было 4360 книг. Библиотекарем в Эрмитаже с 1771 года в течение 26 лет был Александр Иванович Лужков, образование и воспитание которого складывалось под влиянием М . В. Ломоносова. Лужковым был составлен систематический каталог библиотеки Эрмитажа. Он разрезал тетради, в которые были вписаны книги в хронологическом порядке, на полоски, классифицировал их по содержанию и, наклеив на листы бумаги, на которых в заголовке стояло название отдела литературы, дал им нумерацию.

Во второй половине XVIII столетия в Петербурге было несколько платных библиотек, в большинстве содержавшихся иностранцами. При книжной торговле Овчинникова можно было получать для чтения русские книги с платой 2 рубля в месяц. По примеру самой Екатерины многие дворяне, вельможи и знать обзаводятся собственными крупными библиотеками. Книги для них в огромном количестве, особенно на французском языке, закупались за границей. Ценные библиотеки были у А. И. Мусина-Пушкина (с множеством редких рукописей), Воронцова, кн. Г. А. Потемкина-Таврического, гр. А. С. Строганова, гр. И. Г. Чернышова, гр. А. П. Шувалова, И. И. Бецкого, кн. Н. Б. Юсупова, кн. А. Б. Куракина, кн. Е. Дашковой, Ф. О. Туманского, гр. Бутурлина, гр. Шереметевых, гр. Разумовского, В. Г. Орлова, кн. М . М . Щербатова, Демидова и у многих других лиц. Строганов даже устроил в своем саду библиотеку, открытую для читателей, но из-за частых хищений книг доступ в нее затем был закрыт.

При Екатерине II, в связи с упразднением ряда монастырей, при их секуляризации (1764 г.) книги из них были переданы в довольно многочисленные к этому времени библиотеки духовных учебных заведений, а также в библиотеки более крупных монастырей. Благодаря этому значительно пополнилась известная уже нам библиотека Софийского собора в Новгороде. В 1785 году в ней был составлен каталог, по которому значились 1247 старопечатных книг и 1189 рукописей, в том числе много на пергаменте. При Екатерине так же, как и при Петре, делается попытка, но уже более успешная, извлечь из различных, особенно монастырских, библиотек для опубликования ценные исторические рукописи.

В этом деле много полезного сделал Новиков Н.И. - найденные им и доставленные ему рукописи он широко опубликовывал. Не так вели себя многие вельможи. Пользуясь своей властью, они зачастую присваивали себе ценнейшие найденные в библиотеках рукописи и книги и затем, соперничая друг перед другом в собирании редкостей, прятали эти народные сокровища в своих библиотеках. Отсутствие должного учета и охраны книг и рукописей в библиотеках, небрежность и злоупотребления причастных к этому делу лиц приводили к тому, что многое из библиотек попадало в руки различных, иногда невежественных, людей и частично погибало, а иногда увозилось даже и за границу. Так, в 1772-1784 годах в московской синодальной, типографской и некоторых других библиотеках занимался разборкой и описанием рукописей приехавший из Саксонии в Россию профессор Маттеи. Известно, что тогда им были похищены и проданы заграничным библиотекам многие рукописи.

В 1786 году появился "Устав народным училищам в Российской Империи". В каждом губернском городе должно было быть по одному четырехклассному главному городскому училищу. В уездных городах могли открываться малые народные училища. В случае необходимости они могли открываться и в губернских городах в дополнение к главным училищам. В главных народных училищах для учащих и учащихся должно было быть "книгохранилище, состоящее из разных иностранных и российских книг, а особливо касающихся до учебных предметов главного народного училища, и из чертежей, потребных к распространению географических знаний".

В связи с введением устава 1786 года количество школ с 12 в 1785 году возросло до 218 в 1787 году, а количество учащихся за это же время увеличилось с 1491 до 13 539. Но для России это было каплей в море, тем более, что в главных на¬родных училищах детей дворян, духовенства, купцов, мещан было более половины, а для широких масс народа училища были недоступны. Библиотека шляхетского корпуса в 1787 году имела 7 тысяч книг, число их к 1794 году возросло до 10 тысяч. Библиотека состояла из русской и иностранной литературы. Особенно много в ней было военных книг. Книги были расставлены в систематическом порядке и выдавались под расписку на дом кадетам старших возрастов, учителям и служащим корпуса. Три раза в неделю библиотека открывалась на 4 часа и для других посетителей, но читать они могли только в самой библиотеке.

В 1766 году группа влиятельных дворян во главе с графом Строгановым составила детальный "План публичной Российской библиотеки в Санкт-Петербурге". Любопытны основные положения этого плана. Библиотекой систематически могли пользоваться ее участники за плату. Они резко делились на две категории: на лиц, вносивших не менее 5 рублей в год, и на лиц, внесших сразу не менее 25 рублей. В руках последних было сосредоточено все управление библиотекой, только они могли выбирать ее директоров (их должно было быть три). В соответствии с этим принципом разделения читателей на две основные категории предполагалось выдавать и книги, для одних без залога, для других с залогом. Имелась в виду еще третья категория "участников" библиотеки, пожертвовавших не менее 500 рублей; для таких в угоду их тщеславию в библиотеке должны были быть вывешены их портреты.

Подписчиками библиотеки могли быть "всякого звания и всяких наций" люди обоего пола, но с согласия директоров. Таким образом, доступ в библиотеку фактически был постав¬лен под контроль. Библиотека должна была быть открыта ежедневно с утра до вечера, причем раз в неделю в течение 4 часов имелось в виду разрешить пользоваться ею всем желающим, а не только одним подписчикам ее. Предполагалось, что библиотека будет иметь: типографию для издания русских книг, летописей, древних книг, переводов, школу для обучения грамоте и арифметике, школу для участников библиотеки, их детей и слуг, кофейный дом. Имелось в виду также содержать несколько чтецов на жалованьи "для приискивания законов и разных материй в книгах для соучастников".

Любопытно, что составители даже такого проекта, цели¬ком отвечающего интересам дворянско-крепостнического государства, все же предусматривали возможность всяких неприятностей и притеснений, которыми часто сопровождалось всякое просветительное мероприятие в России. Поэтому имелось в виду просить многих знатных людей принять на себя, из великодушия, звание "благодетелей библиотеки" на случай надобности "в заступлении и в помощи". Судьба этого проекта неизвестна, хотя он и был доложен Екатерине II.

Следует также упомянуть и о проекте организации губернских библиотек. Автор его новгородский наместник Сивере ходатайствовал перед Екатериной об ассигновании по 3 тысячи рублей на губернские библиотеки в Пскове, Твери и Новгороде. Имеются сведения об открытии ряда библиотек в различных городах с выдачей книг для чтения. В 1778 году открылась библиотека из 550 пожертвованных книг при богадельне в Туле. Книги выдавались за небольшую плату.

В 1782 году в Иркутске, в специально отстроенном доме была открыта бесплатная библиотека, имевшая при основании 1304 названия книг, пожертвованных Академией наук и местными жителями. Однако вскоре деятельность ее заглохла, и она была передана в местное училище. В 1793 году открылась публичная библиотека при главном народном училище в Калуге. При училище была типография с книжной лавкой, на доходы от которой и существовала библиотека. Этот доход в 1793 году составил 221 рубль 17 копеек. На месте книги можно было читать бесплатно, выдача их на дом производилась за плату. Однако деятельность и этой библиотеки вскоре заглохла.

В библиотеке Киевской академии во второй половине XVIII столетия было более 10 тысяч томов книг, но в 1780 году она сгорела. Медленно, но непрерывно из года в год росла библиотека Академии наук. С 1772 года во главе ее стал академик Котельников С.К., а подбиблиотекарем при нем был Бакмейстер И.Ф. В 1776 году была издана на французском, а в 1777, 1779 и 1780 годах переиздана два раза на русском и один раз на немецком языке книга И. Бакмейстера "Опыт о Библиотеке и Кабинете Редкостей и Истории Натуральной Санктпетербургской Императорской Академии Наук". Бакмейстер указывает, что в библиотеке Академии наук в то время было до 36 тысяч книг, однако в отдельных частях библиотеки имелись существенные пробелы. Большую ценность представляет приводимый Бакмейстером перечень редких книг и рукописей, которые хранились в библиотеке Академии. В заключение Бакмейстер дает характеристику других русских библиотек, в частности, отмечает наличие хороших библиотек в семинариях.

По указу 1783 года все типографии были обязаны доставлять в библиотеку Академии наук по одному экземпляру всех своих изданий. Это имело большое значение для пополнения библиотеки Академии русскими книгами, тем более, что их в ней было всего лишь около 3 тысяч. Все мероприятия в области образования, проводившиеся или же только намечавшиеся при Екатерине II, были в интересах эксплуататорских классов, особенно дворян-крепостников. Это целиком относилось и к библиотекам того времени: для народа они были недоступны, да и было их очень мало. Более прогрессивной являлась лишь просветительная деятельность Новикова Н.И. Зато во время крестьянской войны в народе широко распространялись манифесты, указы ("увещевания") Е. Пугачева и его ближайших соратников (Салават Юлаева, Ив. Кузнецова, Ив. Грязнова). Пугачев велел широко разглашать свои указы и манифесты, распространять их в деревнях на каждой улице. Манифесты Пугачева встречали горячее сочувствие среди крестьян и рабочих на заводах, а также среди башкир, киргизов и других народов Приуралья и Приволжья, испытывавших на себе гнет царского правительства.

Екатерина и ее правительство всю эту литературу повстанцев именовали "злодейскими прелестными письмами". В своих указах и манифестах Пугачев призывал, чтобы дворян, как "возмутителей империи и разорителей крестьян ловить, казнить и вешать" и поступать с ними так, как они сами безжалостно поступали с крестьянами; он говорит, что по истреблении дворян каждый почувствует "тишину и спокойную жизнь". Пугачев также призывал крестьян забирать себе дома и имения казненных помещиков. Тем, кто переходил к нему, он говорил: жалую вас "землями, водами, лесами, рыбными ловлями, жилищами, покосами, и с морями, хлебом, верою и законом вашим, посевом, телом, пропитанием, рубашками, жалованием, свинцом, порохом и провиантом, словом всем тем, что вы желаете во всю жизнь вашу".





Реставрация старых книг Оценка старинных книг Энциклопедия букиниста Русские писатели Библиотека Ивана Грозного История русских книг