Из книжного собрания
Александра Лугачева

Главная Каталог книг Древние книги История древних книг Старинные книги Антикварные книги Купим Доставка Архив сделок     
Путь:
Корзина 0 товаров
На сумму 0 руб.
Поиск в каталоге:
ищем:
в разделе:
автор:
стоимость: от до руб.
год: от до г.
язык:
   

Александр Иванович Герцен


Будущий философ, писатель, публицист, общественный деятель, революционер родился 25 марта 1812 года в Москве, в семье богатого помещика Ивана Алексеевича Яковлева и 16-летней немки Генриетты-Вильгельмины-Луизы Гааг, дочери мелкого чиновника, которую Яковлев вывез из Штутгарта. Внебрачного младенца отец наделил фамилией Герцен (от немецкого Herz - сердце).

ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ

Мальчик получил хорошее домашнее воспитание. Поглотив массу французских романов, комедии Бомарше, сочинения Гете, Шиллера, Саша сделался восторженным свободолюбивым романтиком. От родителей и гувернеров - французов и немцев - Герцен усвоил иностранные языки. Учитель словесности, студент И. Протопопов приносил ученику свободолюбивые стихи Пушкина. Другом его детства (и на всю жизнь) стал Николай Огарев. После казни Декабристов подростки поклялись в вечной дружбе и решимости отдать свои жизни за "свободу". В 18 лет Герцен написал первую философскую статью о шиллеровом "Валленштейне".

Поступив, вопреки желанию отца, который хотел видеть сына военным или дипломатом, на физико-математическое отделение Московского университета, Герцен окунулся в "пир идей, науки и мечтаний". Будучи центром студенческого кружка, Александр вел с друзьями нескончаемые споры о науке, литературе, искусстве, философии, политике. Серьезно увлекся социалистическими идеями Р. Оуэна. В 1833 году Герцен окончил университет со степенью кандидата и серебряною медалью.

Через год после окончания курса Александр Герцен, Огарев со товарищи, нигде не служившие, но изрядно болтавшие о сен-симонизме, были арестованы. Отсидев в тюрьме девять месяцев, Александр отбыл в ссылку в Пермь, а затем в Вятку. "Наша жизнь решена, жребий брошен, буря увлекла. Куда? Не знаю. Но знаю, что там будет хорошо, там отдых и награда". В ссылке Герцен по просьбе губернатора организовал и представил цесаревичу Александру и сопровождавшим его В. Жуковскому и К. Арсеньеву выставку естественных богатств края, чем произвел на наследника благоприятное впечатление. Жуковский с Арсеньевым добились перевода ссыльного из Вятки во Владимир, где тот вскоре женился на своей родственнице Наталье Александровне Захарьиной (Герцен по-гусарски тайком умыкнул невесту из Москвы). В "Губернских Ведомостях" Александр поместил ряд статей экономического и этнографического содержания, а в Вятке основал первую публичную библиотеку. Первая статья "Гофман", подписанная псевдонимом Искандер, была напечатана в "Телескопе" за 1835 год. По свежим впечатлениям от ссылки Герцен написал повесть "Записки одного молодого человека".

"Я слишком огнен", - признавался Герцен, взявшись изучать Гегеля, и этот огонь помог увидеть юноше в трудах философа "алгебру революции". Выйдя на свободу, Александр недолго вдыхал ее и вновь был сослан в Вятку по необоснованному обвинению, а затем после хлопот друзей переведен в Новгород. На новом месте Герцен в качестве советника губернского правления заведовал делами о злоупотреблениях помещичьей властью, делами о раскольниках и делами лиц, поднадзорных полиции. После знакомства с трудами Фейербаха молодой человек стал писать роман: "Кто виноват?" (окончен в 1845 году).

Получив царское прощение, Александр Иванович Герцен в 1842 году переехал в Москву и прожил там пять лет. Активно общался с западниками (Белинским, Грановским, Чаадаевым), спорил со славянофилами (Хомяковым, Киреевским); разрабатывал философские проблемы, социалистическое учение и вопросы этики, писал научные статьи ("Письма об изучении природы", "Дилетантизм в науке"), художественную прозу. Из-под пера писателя вышли блестящие произведения: "Несколько замечаний об историческом развитии чести", "Из записок доктора Крупова", "Москва и Петербург", "Прерванные разговоры" и другие. В повести "Сорока-воровка" и в романе "Кто виноват?" Герцен коснулся двух главных вопросов, волновавших его в то время, - крепостного права и отношений между полами.

Герцена тянуло в Европу, чтобы там с полной отдачей заняться политикой и творчеством. И вот в 1847 году после смерти отца он вырвался из "русской тюрьмы" в "свободный" Париж! И что же? Не прошло и года, как Александр впал в тоску от французского общества, погрязшего в "болоте мещанства", пронизанного "развратом торгаша". После июньского (1848 г.) кровавого подавления восстания рабочих Герцену и вовсе пришлось бежать из Парижа в Женеву, а затем в Ниццу. Там, решив бороться с русским самодержавием и заодно открывать Европе глаза на подлинную Россию, писатель стал сотрудничать в финансируемой им газете Прудона "Друг народа", в которой поместил "Письма из Франции и Италии", "О развитии революционных идей в России" и так далее. Особенно сильное впечатление на читающую Россию и Европу произвело его сочинение "С того берега".

В 1851-1852 годах Герцен Александр Иванович пережил личную трагедию: во время кораблекрушения погибли его мать и сын, а затем умерла жена. "Все рухнуло - общее и частное, европейская революция и домашний кров, свобода мира и личное счастье". К тому же все имущество Герцена и его матери в России было арестовано, и писателю пришлось зарабатывать на жизнь самому. Его пропагандистская деятельность полностью финансировалась банком Ротшильда. Полного разочарований Герцена "на краю нравственной гибели" спасли лишь нескончаемые труды, да его горячая любовь к России, вера в нее и в русский народ.

Защищая русское будущее, писатель утверждал, что "в русской жизни много безобразного, но зато нет закоснелой в своих формах пошлости". Разработав теорию "русского социализма" на основе крестьянской общины, своими трудами и подвижничеством Александр Иванович заложил основы русского народничества. В 1850-е годы Герцен завоевал расположение и любовь Гюго, Гарибальди, Мишле, Луи Блана, Прудона. Его заслуженно считали корифеем русской эмиграции, тесно связанным с демократическими кругами различных стран.

В Лондоне Герцен стал "неисправимым социалистом", основал Вольную русскую типографию для печатания запрещенных изданий, стал выпускать журнал "Полярная Звезда" и газету "Колокол" с тиражом 3000 экземпляров. Напечатанные на тонкой бумаге листы "Колокола" перевозились через границу и получили широкое распространение в России. Его выпуски регулярно читали в Зимнем дворце. Именно "Колокол" сыграл выдающуюся роль в разрешении крестьянского вопроса в России. Газета просуществовала с 1857-го до 1867 год.

В 1860-е годы на Герцена продолжили сыпаться несчастья: умерли от дифтерита трехлетние близнецы, новая жена не нашла понимания у его старших детей. Эта пора стала для Герцена годами оторванности от России и одиночества. Оставаясь революционером и отчасти западником, писатель стал приверженцем славянофильской идеи не меньше, чем самые закоренелые славянофилы. "Тогда, - писали многие, - "отцы" отшатнулись от него за радикализм, а "дети" - за умеренность".

Последние годы своей жизни Герцен жил в Генуе и в Женеве. В 1868 году были написаны мемуары "Былое и думы", начатые в 1852 году, - ряд высокохудожественных воспоминаний, частично автобиографических. "Хотел того автор или нет, но в этой исповеди предстает вся тщетность суеты "прогрессивного русского интеллигента-атеиста" по революционному преобразованию России, которую он долго не понимал и до конца, к сожалению, не понял, ибо не принимал в расчет Бога и Его замысел о Mipe и о России". Политическим завещанием Герцена стали его письма "К старому товарищу" (1869 г.), адресованные революционеру М. Бакунину и "направленные против его призывов к уничтожению государства, немедленному социальному перевороту, полной свободе. Нельзя, писал Герцен, звать массы к такому бунту, потому что насилием и террором можно лишь расчистить место, но создать ничего нельзя".

Оказавшись в 1870 году в Париже, писатель подхватил воспаление легких и 9 (21) января скончался. Похоронен был на кладбище Пер-Лашез. Позднее прах был перевезен в Ниццу. Над могилой памятник мыслителю и борцу - Герцен, обращенный лицом в сторону России (скульптор Забелло).

В России (и за границей) до сих пор не издано полное собрание сочинений Герцена, не составлено эпистолярное наследие. А зря. Ведь сегодня мысли писателя обрели еще большую злободневность. "Все конституционные хартии ни к чему не ведут, это контракты между господином и рабами: задача не в том, чтобы рабам было лучше, но чтобы не было рабов".



Реставрация старых книг Оценка старинных книг Энциклопедия букиниста Русские писатели Библиотека Ивана Грозного История русских книг