Из книжного собрания
Александра Лугачева

Главная Каталог книг Древние книги История древних книг История русских книг Старинные книги Антикварные книги Купим Доставка     
Путь:
Корзина 0 товаров
На сумму 0 руб.
Поиск в каталоге:
ищем:
в разделе:
автор:
стоимость: от до руб.
год: от до г.
язык:
   

Игорь Северянин


Я, гений Игорь Северянин, Своей победой упоен: Я повсеградно оэкранен! Я повсесердно утвержден! После таких строк не знаешь, о чем и писать - все уже сказано. Вот так же было, когда он выходил на эстраду и читал эти стихи - все ахали и переглядывались ошеломленно. Гений эстрады - чего тут скажешь! А вот в быту он был как все. Юный поэт П. Антокольский испытал шок, когда Северянин заказал в ресторане не "ананасы в шампанском" или "мороженое из сирени", а штоф водки и соленый огурец. Вот тебе и "ажурная пена - городской экипаж".

ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ

Игорь Васильевич Лотарев, он же будущий поэт Игорь-Северянин - так (через дефис) называл его Александр Блок - родился 4 мая 1887 года в Петербурге в семье отставного штабс-капитана и дочери предводителя дворянства в Щигровском уезде Курской губернии.

Мальчик рос в атмосфере поэзии и музыки, с девяти лет писал стихи, а когда между родителями возникли сложные отношения, его забрал к себе в усадьбу в Сойволе (близ города Череповца Новгородской губернии) дядя. Там подросток окончил четыре класса реального училища. Затем уехал с отцом, получившим место коммерческого агента, в Порт Дальний. Дальний Восток у будущего поэта ассоциировался с Севером, откуда и пошел его псевдоним - Северянин. Юноша писал любовную лирику, а с началом русско-японской войны стихи патриотического содержания.

В 1904 году Игорь приехал к матери в Гатчину. В 1905 году в журнале "Слово и Дело" было опубликовано его стихотворение "Гибель Рюрика". Первый поэтический сборник Северянина "Зарницы мысли" увидел свет в 1908 году. К 1913 году Северянин издал за свой счет 35 двухстраничных сборников. Поэты К. Фофанов и В. Брюсов заметили собрата. В 1911 году Северянин организовал в столице группу эгофутуристов, выпускавших газету "Петербургский глашатай", а затем на некоторое время сблизился с кубофу-туристами (В. Маяковский, Д. Бурлюк и другие).

С выходом в свет в московском издательстве "Гриф" сборника "Громокипящий кубок" (1913 г.) к поэту пришла слава. В этой книге, переизданной за два года семь раз, сошлось все лучшее в поэзии раннего Северянина, "поэта Божьей милостью", все его темы, мотивы, образы, музыкальность, вся его эстетика. "Я царь страны несуществующей", - заявил Северянин в конце сборника и стал царем читающей публики. Поэт стал давать поэзоконцерты, пользовавшиеся невероятным успехом у слушателей. Красивый, элегантно одетый, с орхидеей в петлице, читающий стихи нараспев, Игорь оказывал на публику гипнотическое влияние. Барышни, что называется, бились в экстазе. Вместе с Ф. Сологубом Северянин совершил турне по России. Новые сборники его стихов выходили каждый год, неоднократно переиздавались и привлекали уже одним своим названием - "Златолира" (1914), "Victoria Regia" (1915), "Тост безответный" (1916 г.)... В 1916 году вышел сборник его "поэзий" в шести томах.

У знавших его людей складывалось впечатление, что Игорь Северянин творил играючи, писал свои стихи сразу набело, как Бог на душу положит. Так оно и было - поэта интересовала больше всего на свете игровая стихия.

Отсюда ирония (он сам себя называл "ироником"), пародия, мистификация, нарочитая вычурность и самолюбование. Отсюда множество поэтических неологизмов и прочих словосочетаний (безгрезье, чернобровье, "среброспинныя коляски", "моторный лимузин", "бездарь", "синема"), по которым многие поэты учились у него словотворчеству. Отсюда "его стих так волнующе сладостен" (выражение Корнея Чуковского).

Северянин утверждал право поэта быть аполитичным даже тогда, когда мир летит в тартары, как это и было во время Первой мировой войны. Сборник "Ананасы в шампанском" (1915 г.) прекрасно иллюстрировал эту мысль, противопоставляя мясорубке войны салонный эстетизм. И в то же время сам Лотарев был совершенно другим человеком. Вот как отзывался о нем его близкий друг Г. Шенгели: "Игорь обладал самым демоническим умом, какой я только встречал... Игорь каждого видел насквозь, непостижимым чутьем, толстовской хваткой проникал в душу, и всегда чувствовал себя умнее собеседника..."

Во мне выискивали пошлость, Из виду упустив одно: Ведь кто живописует площадь, Тот пишет кистью площадной.

В 1917 году Северянин "Гимном Российской республике" приветствовал Февральскую революцию, однако Керенского назвал "паяцем трагичным на канате". С этого времени у поэта словно открылись глаза на окружающий мир, и он стал интересовать его не меньше, чем свой собственный.

В феврале 1918 года Северянин оказался на вечере в Политехническом музее в Москве, где был назван "Королем поэтов", хотя в зале присутствовали и другие кумиры публики - Блок и Маяковский. В марте Игорь Васильевич перебрался с больной матерью в Эстонию, где когда-то учился его отец и братья, а сам он любил отдыхать летом. Рыбачий поселок Тойла стал местом его постоянного жительства. Едва обосновавшись там, он выпустил сборники "Эстляндские поэзы" и "Вервэна". Эстония вскоре была оккупирована немецкими войсками, а образование самостоятельной республики (1920 г.) навсегда отрезало поэта от России. Северянин жил в Тойле до 1935 года со своей женой - поэтессой и переводчицей Фелиссой Круут.

Он по-прежнему много писал. Печатался в Эстонии, Берлине, Белграде, Бухаресте: "Менестрель", "Падучая стремнина", "Соловей" и другие сборники. Издал антологию эстонской классической поэзии, книги переводов эстонских поэтов. Северянин переводил также с французского, немецкого, польского, еврейского, сербского, болгарского, румынского, литовского языков. Писал сюжеты и вариации о поэтах, писателях и композиторах.

В 1920-е годы Северянин мотался с выступлениями по всей Европе: Белосток, Берлин, Варшава, Вильнюс, Даугавпилс, Каунас, Лодзь, Луцк, Рига, Хельсинки, Шяуляй, Болгария, Румыния, Франция, Чехословакия, Югославия... В этих скитаниях, по воспоминаниям современников, он представлялся чаще всего "странствующим рыцарем: хламида, гордость и песни". И хотя поэт сильно был заражен эмигрантскими настроениями, он терпеть не мог эмигрантов, смысл жизни которых свелся к спекуляции, картежной игре, сплетням и жалобам. "Мы так неуместны, мы так невпопадны / среди озверелых людей", - горько заметил как-то он.

В 1925 году вышел роман в стихах "Колокола собора чувств", в 1930-е годы - поэмы "Роса оранжевого часа", "Падучая стремнина", "Рояль Леандра", сборник "Классические розы", сборник сонетов "Медальоны". В них Северянин воспевал родину, в трагических тонах говорил о невозможности возвращения. Поэзия этого периода отличалась лиричностью, отказом от вычурности, разнообразием размеров, напевностью.

И вот мы остались без родины, И вид наш и жалок, и пуст, Как будто бы белой смородины Обглодан раскидистый куст.

С 1935 года Северянин жил в Таллинне. Русская община не приняла поэта. "Мы все - больные, измученные, уходящие", - писал он в 1939 году Сергею Рахманинову. Он жил тогда со второй женой Верой Борисовной Коренди (Кореневой), перебивался случайными заработками, удил рыбу, которую супруга продавала дачникам. Если удавалось, она продавала им и составленные мужем сборники стихов. Эстонское правительство помогло Северянину, назначив ему небольшую субсидию.

Присоединение в 1940 году Эстонии к Советскому Союзу пробудило в нем надежды на издание своих стихов, возможность поездки по стране. В "Огоньке" и "Красной нови" Северянин опубликовал стихи, в которых приветствовал воссоединение Эстонии с СССР. Болезнь помешала отъезду из Эстонии, когда началась война.

22 декабря 1941 года Северянин умер в оккупированном фашистами Таллинне. За 15 лет до этого он пророчески написал: "Но дни идут - уже стихают грезы. / Вернуться в дом Россия ищет троп... / Как хороши, как свежи будут розы, / Моей страной мне брошенные в гроб!" Последние две строки выбиты на его могильной плите.

Стихи Северянина переведены почти на все европейские языки. У нас его поздние стихи слушатели услышали впервые от Александра Вертинского, положившего их на музыку. Поэзия Северянина привлекала и других композиторов - Багриновского, Голованова, Александрова, Рахманинова (знаменитый романс "Маргаритки"). Архивы поэта Вера Борисовна Коренди передала в Москву.



Реставрация старых книг Оценка старинных книг Энциклопедия букиниста Русские писатели Библиотека Ивана Грозного Для вебмастеров Архив сделок