Из книжного собрания
Александра Лугачева

Главная Каталог книг Древние книги История древних книг Старинные книги Антикварные книги Купим Доставка Архив сделок     
Путь:
Корзина 0 товаров
На сумму 0 руб.
Поиск в каталоге:
ищем:
в разделе:
автор:
стоимость: от до руб.
год: от до г.
язык:
   

Леонид Иванович Пантелеев


Как только не клялись люди: на священных книгах, на клинках, своим здоровьем, родными, страшными карами... Клятва была священна, потому что преступившему ее грозил Божий суд. Часто клятву заменяло честное слово - офицера, купца, дворянина... Слово чести возвышало людей, и не было презрения большего, чем к его нарушителю. Так было везде и всегда. В последние годы о честном слове как-то подзабыли, да и не напоминает о нем никто.

ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ

В литературе много слов сказано о любви и глупости, а о честном слове - всего один рассказ о маленьком мальчике, давшем честное слово ребятам, игравшим в войну, что он будет стоять на часах. Ребята наигрались, вечером ушли по домам, а о малыше забыли. Он бы так и простоял на часах до утра, если бы случайно заметивший его гражданин не привел к нему майора, приказавшего покинуть пост. "Если дал честное слово, так надо стоять, что бы ни случилось - хоть лопни, - размышлял гражданин. - А игра это или не игра - все равно... Еще не известно, кем он будет, когда вырастет, но кем бы он ни был, можно ручаться, что это будет настоящий человек". Эта история, которая так и назвалась - "Честное слово" - была опубликована в журнале "Костер" (№ 6) в 1941 году и оказалась весьма ко времени - несколько дней, как началась война.

Будущий автор этого рассказа, Алексей Иванович Еремеев родился 9 августа 1908 года в Санкт-Петербурге в семье казачьего офицера, Ивана Афанасьевича Еремеева, участника русско-японской войны, за подвиги получившего орден Святого Владимира и потомственное дворянство. Мать, Александра Васильевна Спехина, происходила из петербургской купеческой семьи. С отцом у мальчика не было "видимой душевной близости", хотя он для сына навсегда остался "рыцарем", а от матери он перенял ее веру в Бога и любовь к литературе, да такую, что брат и сестра дали ему прозвище "Книжный шкаф". Читал мальчик все подряд: от русских сказок до русских классиков.

Отец определил Алешу в 1916 году во Второе Петроградское реальное училище. К этому времени юный автор уже сочинил первые свои стихи, пьесу, приключенческие рассказы, трактат о материнской любви с цитатами из Достоевского, Тургенева и Льва Толстого, взялся за авантюрный роман "Кинжал спасения". Учебе помешали две революции 1917 года. Потом он поступал в тринадцать других заведений - от приготовительного училища до курсов киноактера, но все их бросал. А вот сочинял он как заведенный.

В 1918 году пропал без вести отец. Мать, подальше от беды и поближе к еде, увезла детей в деревню Ченцово Ярославской губернии, а потом в городок Мензелинск на Каме. Потом она уехала в Питер и от нее не было никаких известий. На Алексея легла забота о прокормлении семьи. Он с приятелями ограбил склад, его поместили в детский дом, откуда он вскоре сбежал. Попал в другой, снова сбежал и покатил по "красно-белой" стране, пока не стал заматерелым беспризорником. Растеряв родных, подросток три года скитался по России, работал кем придется, воровал, не раз сидел за решеткой и не раз совершал побег... В 1921 году его прибило в Петроград, где он нашел свою семью. В разгар нэпа Алексей предпринял несколько попыток начать честную жизнь официанта, "мальчика" на частном лимонадном заводике, игрока в рулетку, торговца - все безуспешно.

С голодухи стал нарушать заповедь "не укради" - и загудел в приемник, откуда под конвоем был доставлен в Комиссию по делам несовершеннолетних, а затем в "Школу социально-индивидуального воспитания имени Достоевского", ласково именуемую воспитанниками "Шкид". Заведовал школой выдающийся педагог В. Сорока-Росинский ("Викниксор"). Ребята подобрались оторви и брось, прошедшие огонь и воду. За крутой нрав и "богатую" биографию Алексея прозвали Ленькой Пантелеевым - так звали знаменитого петроградского налетчика. Это имя и стало затем литературным псевдонимом писателя.

В школе Еремеев познакомился со своим будущим другом и соавтором - Григорием Белых; вместе с ним они выпускали школьную газету и сочиняли приключенческие романы, а с зимы 1924 года стали печатать в журналах "Бегемот", "Смена" и "Кинонеделя" юмористические рассказы и фельетоны.

Через два года друзья отправились в Харьков - сниматься в кино; поступили на курсы киноактеров, бросили их, бродяжничали. По несколько дней маковой росинки не было во рту, но после "Шкида" с воровством было покончено раз и навсегда. Так ни с чем и вернулись в Ленинград.

Алексей писал кинорецензии в газете "Смена", печатался в журналах "Юный пролетарий", "Работница", "Кинонеделя", "Будь жив!", а на пару с Белых они за три месяца в творческой лихорадке создали повесть о "Шкиде", названную поначалу "Королевство Шкид". Повесть стала своеобразным гимном не только "беспризорничеству", но и великой тяге ребят к полезному труду и светлой жизни. Соавторы отобрали из груды своих воспоминаний 32 эпизода, первые 16 глав написал Григорий, вторые - Алексей. Пухлую рукопись вручили заведующей Губернского отдела народного образования, а также детским отделом Ленинградского Госиздата 3инаиде Лилиной. Лилиной повесть понравилась, и она направила авторов к С. Маршаку, Е. Шварцу и Н. Олейникову. Те пришли в восторг от написанного, Шварц взялся за редактуру. Викниксор, ознакомившись с рукописью, попросил изменить всего лишь одно место.

В 1927 году "Республика Шкид" вышла в свет и была с восторгом принята читателями. Максим Горький своим отзывом: "Преоригинальная книга, веселая, жуткая", - дал ей фактически "зеленую улицу". В течение десяти лет повесть переиздавали ежегодно, перевели на многие языки народов СССР, издали за рубежом. Совместное творчество Белых и Пантелеева продолжалось несколько лет. Их юмористические рассказы и фельетоны печатали журналы "Бегемот", "Смена", "Кинонеделя". Написали они и ряд очерков, посвященных теме воспитания трудных подростков, под общим названием "Последние халдеи", рассказ "Американская каша".

Индивидуально Пантелеев написал рассказы "Карлушкин фокус", "Портрет", "Часы" и одну из лучших советских повестей о Гражданской войне - "Пакет". В ней он поведал историю подвига своего отца. Главного ее героя, Петю Трофимова, позднее критика признала "литературным братом" Теркина.

В 1936 году был репрессирован Белых (через два года он скончался в тюремной больнице). Это отразилось на творческой судьбе Леонида Пантелеева - о "Республике Шкид" "забыли", а его новые произведения перестали печатать. Вспомнили лишь в 1941 году, когда было напечатано "Честное слово".

С началом Великой Отечественной войны Леонид Пантелеев остался в Ленинграде. Он только что перенес операцию и не был допущен в армию. Писатель возглавил по месту жительства местную ПВО. По недоразумению он остался без прописки и 4 месяца вынужден был жить впроголодь, без продуктовых карточек. Какое-то время держался, меняя на барахолке вещи на хлеб, в том числе коллекцию полных спичечных коробков. В конце марта 1942 года в третьей стадии дистрофии и с парезом конечностей Пантелеев был подобран "скорой помощью" и доставлен в больницу на Каменном острове. Врачи сумели спасти его.

Все это время Алексей Иванович писал рассказы, заметки, дневники, которые впоследствии были опубликованы и стали эталоном мемуарной литературы - "В осажденном городе", "Живые памятники" ("Январь 1944"). В июле 1942 года Фадеев вывез тяжелобольного Пантелеева на самолете в Москву. Несколько месяцев писатель провел в госпитале и санатории, написал рассказы и повести "На ялике", "Долорес", "Костя", "Голос Суворова", "Маринка", "Первый подвиг", "Главный инженер", пьесы "Анечка" и "Ночные гости".

В апреле 1943 года Пантелеев был направлен в Военно-инженерное училище в Болшеве, затем служил в инженерных войсках, редактировал ежедневную батальонную газету "Из траншей по врагу", работал в Военном отделе ЦК ВЛКСМ, в издательстве "Молодая гвардия", в редколлегии журналов "Дружные ребята" и "Мурзилка". В 1947 году в звании капитана запаса вернулся в Ленинград.

После войны Леонид Пантелеев много писал, дружил с Евгением Шварцем и Корннем Чуковским. С 1954 года стараниями Чуковского и Маршака его стали вновь широко издавать. Писатель женился на Элико Семеновне Кашия, в 1956 году у них родилась дочка Маша, а через десять лет он опубликовал о ней книгу "Наша Маша", своеобразный родительский дневник, составивший достойную конкуренцию книге Чуковского "От двух до пяти".

Чудесные рассказы о детстве вообще занимают особое место в его творчестве. Не одно поколение выросло на "Честном слове", "Новенькой", "Букве "ты"", "Платочке" и другие. Интересна история трогательного рассказа "Фенька" - сказка о невесть откуда взявшейся малюсенькой девочке, "поменьше самого маленького мальчика с пальчика", которая ела "железненькие гвоздики" и прочую дрянь, запивала керосином, а жила в чемодане с "тремя дырочками для воздуха". Его первым опубликовал митяевский "Мурзилка", и был грандиозный скандал, дело рассматривалось на высоком партийном уровне: журнал и писатель учат детей есть гвозди! А отстояли рассказ дети, которые засыпали редакцию и писателя письмами с просьбами отдать Феньку им.

Свою последнюю книгу Леонид Пантелеев назвал "Приоткрытая дверь..." (1980 г.). Посмертно, в 1991 году, вышла еще одна книга писателя - "Верую...", над которой он работал всю жизнь, поскольку всю жизнь верил в Бога. Скончался писатель 9 июля 1988 года, похоронен на Большеохтинском кладбище. Место захоронения потеряно. Осталось его собрание сочинений - по сути, один большой автобиографический роман, уникальный по охвату времени и событий.



Реставрация старых книг Оценка старинных книг Энциклопедия букиниста Русские писатели Библиотека Ивана Грозного История русских книг