Из книжного собрания
Александра Лугачева

Главная Каталог книг Древние книги История древних книг Старинные книги Антикварные книги Купим Доставка Архив сделок     
Путь:
Корзина 0 товаров
На сумму 0 руб.
Поиск в каталоге:
ищем:
в разделе:
автор:
стоимость: от до руб.
год: от до г.
язык:
   

Юрий Павлович Казаков


"Мне вспоминаются московские наши разговоры и споры о поэзии, о направленности творчества, о том, что кого-то ругаю, - все это под коньяк и все с людьми знаменитыми, и там кажется, что от того зависит духовная жизнь страны, народаь. Но тут... Тут вот со мной рядом лежат два рыбака, и все разговоры их вертятся вокруг того, запала вода или нет, пошли "дожжа" или не пошли, побережник ветер или шалонник, опал взводень или нет. Свободное от ловли рыбы время проводится в приготовлении ухи, плетении сетей, в шитье бродней, в разных хозяйственных поделках и во сне с храпом. То, что важно для меня, для них совершенно неважно. Из выпущенных у нас полутора миллионов названий книг они не прочли ни одной. Получается, что самые жгучие проблемы современности существуют только для меня, а эти вот два рыбака все еще находятся в первичной стадии добывания хлеба насущного в поте лица своего и вовсе чужды какой бы то ни было культуры. Но, может быть, жизнь этих людей как раз и есть наиболее здоровая и общественно-полезная жизнь? Зачем же им книги? Зачем им какая-то культура и прочее вот здесь, на берегу моря? Они - и море, больше нет никого, все остальные где-то там, за их спиной, и вовсе им неинтересны и ненужны".

ПЕРЕЙТИ В ПОЛНЫЙ КАТАЛОГ СТАРИННЫХ И АНТИКВАРНЫХ КНИГ

Проблему, высосанную из пальца - "народ и интеллигенция" - Юрий Казаков решил сплеча (а плечо у него было могучее): этой проблемы для народа нет, она есть только для интеллигенции, которой больше делать нечего. Юрий Павлович Казаков родился 8 августа 1927 года в Москве на Арбате в семье рабочего, выходца из крестьян Смоленской губернии. Родители не ладили друг с другом, и Юра жил с мамой Устиньей Андреевной в коммуналке дома напротив театра имени Вахтангова. Военные годы прошли в Москве. Во время воздушных налетов подросток тушил зажигалки на крыше, взрывом был контужен, чудом остался жив, удержавшись за печную трубу. Всю жизнь после этого заикался. Позднее признался, что по этой причине и стал писателем. До смерти его не отпускали воспоминания о той ужасной поре, и каждый год в самые короткие, "воробьиные" ночи он вновь и вновь с замиранием сердца ждал войны.

Не закончилась война, а Юру повлекло к музам: начал учиться игре на виолончели и писать стихи. После войны поступил в музыкальное училище имени Гнесиных, которое окончил по классу контрабаса в 1951 году и был принят в состав оркестра Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Играл редко, чаще подрабатывал на танцплощадках. Стихи и пьесы в редакциях отвергались, а вот очерки газета "Советский спорт" принимала. В частности, о жестоких нравах зарубежного спорта.

В 1953 году Казаков, выдержав конкурс 50 человек на место, поступил в Литературный институт имени Гoрького. Поступал как драматург, но оказался на семинаре прозаиков, написал творческий этюд - свой будущий рассказ "На полустанке" (1954 г.). Потом абитуриента по всему институту разыскивал руководитель семинара - Виктор Борисович Шкловский.

Писать у него был талант природный, а вот не писать то, чего не знаешь, у него отбили охоту в институте. В годы учебы Юрий "занимался альпинизмом, охотился, ловил рыбу, много ходил пешком, ночевал, где придется, все время смотрел, слушал и запоминал". Еще студентом он опубликовал свои первые рассказы - "Тэдди", "Голубое и зеленое", "Некрасивая", "Странник".

В 1957 году в Архангельском издательстве вышла его первая книга о слепой охотничьей собаке - "Арктур - гончий пес". Книгy тут же "раздолбали" в статье "Тени прошлого" за искажение действительности и облика современников. Книгу, тем не менее, смели с прилавков читатели. Поморы, "читая Казакова, не просто узнавали знакомые с детства пейзажи, а словно впервые по-настоящему видели красоту своей родины". От дальнейших нападок автора защитил Константин Паустовский. Их в дальнейшем сблизило одинаково трепетное отношение к слову и к миссии писателя.

"В жизни каждого человека есть момент, когда он всерьез начинает быть", - как-то написал Казаков, и уже с этих первых произведений его стали всерьез называть мастером рассказа, рассказа необычного - музыкального и живописного, будто сотканного из звуков, цветов и запахов. "Кто там разберет, что в жизни главное, важно только хорошо об этом писать", - был уверен автор. В его плотно уложенных строчках обычные (и необычные) слова начинали светиться северным сиянием и источать запах морских водорослей.

В 1950-1960 годах Казаков опубликовал книги "Манька", "На полустанке", "По дороге", "Легкая жизнь", "Голубое и зеленое", "Запах хлеба", "Арктур - гончий пес", "Двое в декабре" и другие. В них писатель решал вопросы о смысле жизни и смерти. В его рассказах очень тонкое, тончайшее письмо, в них смесь северной и восточной созерцательности, совсем нет нравственных уродов и нелюдей, пожравших современную прозу как саранча. Недаром кто-то назвал Казакова "советским сентименталистом". О своих путешествиях по России писатель создавал замечательные путевые очерки.

Переломным в творчестве Казакова стал сборник очерков "Северный дневник" (1961-1973 гг.). В нем писатель выразил особое отношение к русскому Северу, воспетому С. Писаховым и Б. Шергиным, как к последнему оплоту истинно русской, народной жизни, не загубленной реформами и прогрессом, где внуков хоронят под крестами рядом с крестами их дедов, где, казалось, остановилось время. Да и автор, похоже, был не прочь на Севере сказать: "Время, повремени!" Последняя глава "Северного дневника" посвящена ненецкому художнику Тыко Вылке, о котором впоследствии Казаков написал повесть "Мальчик из снежной ямы" и сценарий фильма "Великий самоед".

В 1967 году Юрий Казаков побывал в Париже и стал собирать материалы для книги об Иване Бунине, интервьюировал Бориса Зайцева, знавшего его. Книга, к сожалению, не была написана. В Италии в 1970 году писатель был удостоен медали и премии Данте.

Критики не раз отмечали, что герой лирической прозы Казакова - "человек внутренне одинокий, с утонченным восприятием действительности, с обостренным чувством вины". Именно этим чувством и настроением проникнуты последние рассказы писателя "Свечечка" и "Во сне ты горько плакал".

Самый трагичный рассказ писателя - "Трали-вали" - о спившемся бакенщике. Каждый раз, изрядно нагрузившись, Егор впадал в прострацию и начинал петь голосом необычайной красоты и силы. Казаков в нем с болью прозрел всю нашу созерцательную незлобивую Русь, спивающуюся и спаиваемую, но так и не пропившую всех своих талантов.

При жизни Казакова было издано десять сборников его рассказов. Многим читателям полюбились его эссе о русских прозаиках - Лермонтове, Аксакове, поморском сказочнике Писахове и других. О Паустовском Казаков написал поэтичную книгу "Поедемте в Лопшеньгу". Занимался писатель и художественным переводом. Мастерски перевел по подстрочнику роман-трилогию казахского писателя Абдижамила Нурпеисова "Кровь и пот" (романы "Сумерки", "Мытарства", "Крушение"). На нее он затратил целый год.

Юрия Казакова не стало, когда ему было всего 55 лет. Он скончался в Москве 29 ноября 1982 года. На гражданской панихиде в Малом зале Центрального Дома Литератора северянин Федор Абрамов первым сказал: "Мы все должны понимать, что сегодня происходит. Умер классик!"

Посмертно, в 1986 году, вышла книга "Две ночи" ("Разлучение душ"), объединившая неопубликованные и незавершенные произведения. Повесть о ночных бомбежках столицы, давшую название этой книге, писатель дописать не успел...

Произведения Казакова Ю.П. вошли в школьные программы и хрестоматии, переведены на многие языки мира. В честь писателя учреждена литературная премия за лучший рассказ. На даче Казакова, в подмосковном Абрамцево, был устроен мемориальный музей. Несколько лет назад дом подожгли. Он сгорел дотла вместе с библиотекой писателя, его картинами и иконами.

В 2008 году в Москве на стене арбатского дома, где Казаков прожил свою жизнь, торжественно установили мемориальную доску. Всем запомнились слова его друга, поэта Евгения Евтушенко: "Юрий Казаков принадлежал к тем, кто всегда учил людей свободе, совести и любви к Родине".

А сам писатель задолго до этого написал однажды в своем очерке-монологе "О мужестве писателя": "У тебя нет власти перестроить мир, как ты хочешь. Но у тебя есть твоя правда и твое слово. И ты должен быть трижды мужествен, чтобы, несмотря на твои несчастья, неудачи и срывы, все-таки нести людям радость и говорить без конца, что жизнь должна быть лучше".



Реставрация старых книг Оценка старинных книг Энциклопедия букиниста Русские писатели Библиотека Ивана Грозного История русских книг